Всегда готов!

Летописи, архивы и археология против «официальной истории». Митрополит Филипп

Оригинал взят у wowavostok в Летописи, архивы и археология против «официальной истории». Митрополит Филипп
Оригинал взят у koparev в Летописи, архивы и археология против «официальной истории». Митрополит Филипп
Оригинал взят у wedun26 в Летописи, архивы и археология против «официальной истории». Митрополит Филипп

В качестве «официальной истории» просто и прямолинейно процитирую «Википедию».

«Митрополит Филипп II (в миру Фёдор Степанович Колычёв; 11 февраля 1507, Москва — 23 декабря 1569, Тверь) — епископ Русской церкви, митрополит Московский и всея Руси с 1566 по 1568 год, известный обличением злодейств опричников царя Ивана Грозного.

До избрания на московскую кафедру был игуменом Соловецкого монастыря, где проявил себя как способный руководитель. Из-за несогласия с политикой Ивана Грозного и открытого выступления против опричнины попал в опалу. Решением церковного собора лишён сана и отправлен в ссылку в тверской Отроч Успенский монастырь, где был убит Малютой Скуратовым».


Прежде всего — а что мы знаем о этом священнике?

На Соловецких островах о Филиппе можно услышать очень, очень много интересного.



   В 1548 году архиепископ Новгородский Феодосий посвятил 41-летнего Филиппа в игумены Соловецкой обители. И первое, чем занялся епископ — так это соединил каналами соловецкие озера. У самых стен монастыря был вырыт искусственный водоем, позже названный «Святым озером», куда посредством целой сети проложенных каналов была подведена вода из 52-х островных озер. Теперь вода стекала в море по единственному каналу, на котором была поставлена мельница. (А в начале 20 века — там была поставлена одна из первых в мире гидроэлектростанций)

Филипп построил кирпичный завод и заменил все деревянные монастырские постройки кирпичными; построил двух- и трехэтажные братские дома, больницу. Им были осушены болота, проведены дороги в непроходимых прежде местах, сооружена дамба, соединившая Большой Соловецкий остров с Большой Муксалмой, где игумен Филипп завел скотный двор и развел лапландских оленей, из шкур которых стали шить платье и обувь для братии в устроенных им же мастерских. Он стал разрабатывать залежи железной руды и торфа, организовал строительство морских кораблей и переработку добываемых с них тюленьих туш, построил самый большой в мире православный храм — Преображенский собор с приделом во имя святых Зосимы и Савватия — и самую большую монастырскую трапезную.

Производство поваренной соли при нем выросло с 6 до 10 тысяч пудов. На островах и в поморских вотчинах явились новые хозяйственные и промышленные сооружения, введены были механические усовершенствования в производстве промыслов. Согласно упорным слухам, Филипп является изобретателем одного из типов механических жаток и активно развлекался книгопечатанием.

Таким образом, в личности игумена Филиппа мы видим отнюдь не блаженного благолепного святошу, а энергичного инженера, умелого руководителя, за 18 лет своего игуменства превратившего Соловецкую обитель в передовой технопарк и центр культурной жизни всего русского севера.

Ну, а еще мы знаем, что игумен Филипп очень часто удалялся от монастырской братии с глаз долой в глухое пустынное место за две версты от монастыря, получившее впоследствии название «Филипповой пустыни». И чем он там занимался — никому неведомо. Наверное — молился.


Между тем, в 1566 году в Москве по болезни оставляет кафедру митрополит Афанасий, и за высший титул церковной иерархии начинается жестокая схватка между знатными епископами. Звание митрополита присваивает архиепископ казанский Герман — он даже переехал в митрополичьи покои. У него это звание оспаривает епископ новгородский Пимен по прозвищу Черный.

И тут случается неожиданное. Иван Грозный вызывает откуда-то из провинции малоизвестного игумена-технаря и выставляет его в митрополиты вместо маститых иерархов. Причем никто не отрицает, что сам Филипп был категорически против — он ведь, понятно, не дурак, и уровень риска понимает. Из собственной промышленной империи, где он единовластный властитель — и переехать в столичный гадюшник, в котором он для всех чужой. Однако...

Церковные иерархи по указанию Ивана смогли уговорить Филиппа уступить царю. Он перед собором дал своё согласие на избрание, был составлен соборный приговор, в котором Филипп «дал своё слово архиепископам и епископам, что он по царскому слову и по их благословлению соглашается стать на митрополию, что в опричину и в царский домовый обиход ему не вступаться, а по поставлении из-за опричины и царского домового обихода митрополии не оставлять»

(это я опять Вику цитирую)

В общем, царь своего протеже уломал — подписав письменный договор об отделении Церкви от государства

Но едва только митрополит Филипп вступил на кафедру — пролетевший мимо вожделенного поста новгородский епископ послал в Соловецкую обитель спецкомиссию копать компромат. Технарь на посту игумена рафинированным христианином явно не был, и через два года нужный комплект свидетелей и документов был готов. 4 ноября 1568 года состоялся независимый от государя церковный суд — и всего через 2 года после своего помазания царский ставленник с треском вылетел из митрополичьего кресла.

Иван Грозный такому поступку иерархов, мягко выражаясь, удивился, плюнул на договор о невмешательстве в церковные дела — и вернул Филиппа на кафедру.

Однако царь не дал Филиппу уйти, повелев как митрополиту в день архангела Михаила возглавить богослужение в Успенском соборе.

(опять Вика)

В ответ сторонники Пимена царского ставленника просто-напросто избили, и увезли в Богоявленский монастырь.

Ноября 8-го, в день архистратига Михаила, когда святой Филипп священнодействовал в своей кафедральной церкви, вдруг явился боярин Басманов, сопровождаемый опричниками. Он приказал прочитать вслух всего народа соборный приговор о низложении митрополита. Опричники сняли с Филиппа святительское облачение, одели в разодранную монашескую рясу и изгнали «из церкви яко злодея и посадиша на дровни, везуще вне града ругающеся… и метлами биюще».

(все еще Вика)

Трудно сказать, на что рассчитывали заговорщики, поскольку за эту выходку все они были жестоко наказаны:

Московскими сообщниками Пимена и новгородцев назвали трёх высокопоставленных опричников: Алексея Басманова, его сына Фёдора и князя Афанасия Вяземского, а также нескольких земских дьяков, включая Ивана Висковатова. Алексей Басманов был казнён. Приговор Фёдору не известен.

(и это тоже Вика)

Не смотря ни на что, Иван Грозный продолжал считать Филиппа законным митрополитом и через год после суда, по окончании следствия по заговору, направился к святителю за благословением. Этого даже Википедия не отрицает:

Во время новгородского похода в 1569 году царь направил в монастырь к Филиппу Малюту Скуратова попросить благословения на поход.

Однако охраняющий низвергнутого митрополита пристав Стефан Кобылин сообщил, что Филипп умер в результате несчастного случая (угорел).

Сейчас трудно сказать, чем бы закончилась встреча Филиппа и Ивана Грозного. Может статься, царь смог бы и в третий раз уговорить святителя/технаря занять кафедру митрополита. Вспоминая невероятное преображение Соловецкой обители можно уверенно сказать, что Православная Церковь после управления Филиппом изменилась бы до неузнаваемости, став истинным центром науки, культуры, прогресса и просвещения. Но, увы, — история не знает сослагательного наклонения.

Итог митрополитству святителя Филиппа и заговору против него подводят святые Четьи-Минеи (за январь, в день памяти святого Филиппа):

"Царь... положил свою грозную опалу на всех виновников и пособников его (митрополита) казни. Несчастный архиепископ Новгородский Пимен, по низложении с престола, был отправлен в заключение в Веневский Никольский монастырь и жил там под вечным страхом смерти, а Филофей Рязанский был лишен архиерейства. Не остался забытым и суровый пристав святого — Стефан Кобылин: его постригли против воли в монахи и заключили в Спасо-Каменный монастырь на острове Кубенском. Честолюбивый игумен Паисий, вместо обещанного ему епископства, был сослан на Валаам, монах Зосима и еще девять иноков, клеветавших на митрополита, были также разосланы по разным монастырям, и многие из них на пути к местам ссылки умерли от тяжких болезней".

Однако, вернемся к документам. Что мы знаем об отношения митрополита Филиппа и государя Ивана IV из документов?

— прежде всего, историкам неизвестно ни одного (!) документа, в котором митрополит осуждал бы поведение царя. Побасенки про многочисленные письма митрополита государю — не более, чем пустопорожняя брехня. Их не существует и никогда не было (они нигде не упоминаются).

Да и откуда, если даже по мнению Википедии «Первые полтора года святительства Филиппа были спокойными», а потом случились суд и отставка?

историкам неизвестно ни одного документа, в котором бы Иван Грозный плохо отзывался о митрополите. Не говоря уж о какой-либо враждебности или подозрениях к святителю.

историкам неизвестно ни о каких признаках расследования в отношении митрополита, доносах на него, либо упоминания его имени при допросах.


Зато историкам известен потрясающий документ под названием «Синодик опальных царя Ивана Грозного (7091 ГОДА)», в который включены абсолютно все до единой жертвы Ивана Грозного: заговорщики, изменники, убийцы и их сторонники. Все, вплоть до «...а которые в сем сенаники не имены писаны, прозвищи или в котором месте писано 10 или 20 или 50, ино бы тех поминали: ты, Господи, сам веси имена их».

В этот список попали все, даже неведомые «...раба своего Казарина [Дубровской], да дву сынов его, 10 человек [его тех], которые приходили на пособь...», «...Евдокею [оуделная], да 2 человекы и с старицами, которые с нею были...», «...Иосифа [Ильина], [протопоп], подьячих 3 человеки, простых 5 человекъ [крестьян]...» — то есть, все 3700 христиан, лишившихся жизни по воле государя Ивана IV за время его правления.

Невозможно согласиться с тем, чтобы в список погибших, каковой включает в себя даже пятерых безымянных крестьян, составитель забыл включить такую крупную и заметную фигуру, как православный митрополит всего русского государства.

Однако в синодике опальных имени святителя Филиппа — нет!

И это однозначно доказывает, что любые разговоры о причастности Ивана IV Грозного к смерти митрополита есть чистое и незамутненное вранье! Официальная история врет — к смерти митрополита Филиппа Иван Грозный не имеет абсолютно никакого отношения.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
Грызни и сейчас хватает. В ту пору, видимо, и в средствах не стеснялись, паразиты.