Всегда готов!

У вас нет никаких прав. Вообще никаких. Просто забудьте…

Оригинал взят у arpadhaizy в У вас нет никаких прав. Вообще никаких. Просто забудьте…
Оригинал взят у pushba в У вас нет никаких прав. Вообще никаких. Просто забудьте…
Ненавижу. Моя ненависть буквально разливается бескрайним океаном. Я никогда не могла предположить, что у нас вообще может быть такое. После этого хочется поставить на экстренный вызов номер хорошего адвоката и забаррикадировать квартиру дверью из листовой стали толщиной с палец. И держаться до последнего. Потому что такое может случиться с каждым.
У вас просто заберут детей. Просто так. А вы утритесь и живите с этим дальше.




Недавно к моему посту о ситуации в семье Дель, у которых отобрали детей, я получила один интересный комментарий.

«Знаешь, я как юрист, сталкиваясь с органами опеки, всегда приходила в ужас от крайнего непрофессионализма оных. Все решалось буквально "по понятиям". Проверенного почти двадцатилетней юридической практикой терпения на них никогда не хватало. Прикинь, я тяжелые арбитражи с тоннами макулатуры в процессе тянула, а опеку и иные соцслужбы - не тянула! Хотелось пиздить этих спецЫализДок через 10 минут общения. Причем мордой об стол. У них реальной ответственности - НОЛЬ, потому что реальных надзорных над ними органов - нет. Одна прокуратура, у которой полномочий сейчас - только пальчиком погрозить и страшную бумажку написать. У опеки сейчас полномочий, как у приставов практически, но надзора нет. Надо выводить опеку из-под ответственности органов местного самоуправления, крайне надо».

Я попросила lyalka_chornaya, как человека, который заметно разбирается в этом вопросе, дать более развернутое пояснение к ситуации с воровством детей у родителей и опекунов.
И вот что она мне ответила.

У родителей, когда они сталкиваются с органами опеки и попечительства, вообще нет никаких прав. Императивное действие норм Конституции РФ заканчивается по щелчку пальцев обычного специалиста из органа опеки и попечительства. Фактически получается, что у родителей меньше прав, чем у арестованного серийного маньяка, убившего полгорода, или пьяного дебошира, задержанного полицией. Если у преступника есть права на обжалование действий сотрудников правоохранительных органов, предусмотренные кодифицированным нормативно-правовым актом федерального уровня, то права родителей по аналогичным действиям размазаны тонким и дыроватым слоем по большому количеству законов, и чаще эти законы принимаются на уровне субъектов федерации и актами органов местного самоуправления.

Почему так происходит?

1. Все эти специалисты отделов опеки - никто и звать их никак. Полномочия по опеке и попечительству переданы органам местного самоуправления. На деле в большинстве городов это выглядит так. Администрация муниципального образования: город или муниципальный район, создает специальное юридическое лицо в форме, например, муниципального казенного учреждения для обеспечения полномочий по опеке. Но чаще всего деятельность по опеке осуществляется местным управлением или департаментом по образованию.
И вот это местечко в отделе опеки управления образования крайне «тепленькое». Вспомним, что именно отделам опеки отданы на растерзание люди, которые желают продать свою жилплощадь, если у них есть несовершеннолетние дети. Сами понимаете, что людей с улицы туда не берут. Берут исключительно «своих», не взирая на профессиональные качества и прочие личные характеристики.

И вот тут происходит самое интересное! В соответствии с законом «Об общих принципах муниципального самоуправления в Российской Федерации» статусом муниципального служащего, т.е. должностного лица в понимании действующего законодательства с последствиями в виде специального режима ответственности, в муниципальных образованиях обладают ТОЛЬКО глава муниципального образования и его заместители. А, следовательно, все эти специалисты из опеки – НИКТО И ЗВАТЬ ИХ НИКАК. Совершенно обычные люди с такими же правами, как и у работников, например, из ЖЭКа. Ответственность у них ровно такая же, как и у обычного наемного работника в соответствии с ТК РФ.
Это все равно, если, например, следователь - не аттестованное государством лицо, а вольнонаемная секретарша, а его начальник фактически работает в другой организации. Представляете, какой раскордаж начнется в органах следствия, если там перестанут действовать нормы прямого начальственного подчинения?

В опеке именно это и происходит: правая рука не всегда знает, что делает левая. Никакой ответственности, никакого прямого подчинения. Т.е. никакой вышестоящей инстанции на уровне уже субъекта федерации, которая может оперативно отреагировать на злоупотребления своего сотрудника нет. И даже прокуратура им тоже не особенно указ. В соответствии с законом о прокуратуре, прокуратура – исключительно орган надзирающий за муниципальными и прочими государственными служащими. Специалисты опеки, как мы помним, в их круг не входит, никакой бюджет не потянет такого количества именно муниципальных служащих. Да и полномочий у прокуратуры тоже с гулькин нос: ну могут они написать страшную по содержанию бумажку с орган опеки, обозвав эту бумаженцию «Представлением», опека, как правило, делает «под козырек» и обещает исправиться. Вот и все.

2. Огромнейшая проблема личных оценочных суждений специалистов органов опеки. Проведем аналогию с административным и уголовным процессом. Если в указанных нормах процессуального права содержатся прямые нормы по доказыванию: сбору, анализу и прочим алгоритмам доказывания, включая четкий перечень того, что и является доказательством в деле, то опека признает и добывает эти доказательства «как бог на душу положит». Все исключительно по личным оценочным суждениям специалиста опеки.

Допустим, специалист опеки живет в трехуровневом коттедже всю жизнь с тремя холодильниками и прочими олигархическими ништяками. И вот он приходит в обычную хрущевку на 40 кв.м. с тремя детьми. Вы думаете, условия покажутся ему подходящими для детей? Как это так, нет писсуара и биде? Почему нет киви и свежей говяжей вырезки с пармезаном? Я, конечно, утрирую, но в целом не буду растекаться мыслью по древу, надеюсь, вы сами поймете, о чем я.

Я столкнулась однажды со следующей ситуацией. Специалист опеки оказалась женщиной чуть за тридцать, ни разу не бывшей замужем и не имеющей детей. Естественно, она еще и дочка очень крупного местного начальника. По «оперативной информации» данный специалист безуспешно лечилась от бесплодия, сделала несколько неудачных ЭКО. Представляете, какие оценочные суждения могут быть у человека, которые понятия не имеет что такое устоявшиеся отношения в паре, что такое, собственно, дети и как они себя могут вести? Должна признаться, что суждения это «опечной» мадамы были крайне своеобразны. В моем случае, эта «мадам» искренне недоумевала, почему ребенок 10-лет может САМ принять решение не пойти сегодня в школу, а пойти посмотреть на новогодний ледяной городок, и это совершенно не говорит о том, что родители хреновые. Что для одного норма, для другого будет полным зашкваром.

Приведу еще забавный парадокс. Большинство малых народов Крайнего Севера ведут кочевой образ жизни, дети часто спят на земле, и это для них как бы норма. Что будет если пустить к «чукче в чум» специалиста из опеки? Впрочем, полагаю, что там тоже не так радужно. Есть основания считать, что детей там изымают еще в более массовых порядках, нежели в городах. Просто СМИ это не интересно, а представители коренных народов явно не обладают достаточными правовыми знаниями, чтобы жаловаться.

3. Проблема самих граждан. Большая часть граждан, столкнувшись с опекой в самом неприглядном ее виде, испытывают невероятное чувство стыда и просто никуда не идут жаловаться и вообще скрывают эти проблемы от своих окружающих. А разве не будет тут стыдно, если эти специалисты выпотрошили твою жизнь, залезли в такие места, куда даже близких родственником не особо принято пускать? Поэтому и чаще всего молчат.

Я не так давно сходила на так называемую Комиссию по делам несовершеннолетних. Признаюсь, это для меня было полным потрясением. Я почти 20 лет юрист, чего только в практике у меня не было. Но это…
В неплотно закрытую дверь, мне было прекрасно слышно КАК люди из этой комиссии общаются с вызванными людьми.
«…Что ты мне тут огрызаешься? Как ты со мной разговариваешь?...» - верещала председательствующая на совсем молодую мамочку, которая уснула дома, а ребенок слишком долго плакал, по мнению соседей.
Никаких ее доводов принято не было. Ее отгавкали и оскорбили. Жаль не взяла диктофон. Это было бы и для вас шоком.
Впрочем, когда я уже зашла на заседание, работа комиссии в рамках действующего закона началась только после моего громкого рыка: «Встретимся в суде?».
И да. Сотрудник прокуратуры в заседании принимал участие. Ни слова на нарушение процессуальных и конституционных прав граждан им сказано не было. Сборище потасканных бабищ на лавке возле подъезда.




Ну и резюмируя все вышесказанное, могу только сказать; с вами могут сделать только то, что вы сами позволите. Вас могут наказать даже за то, что ваш ребенок плохо учится. Если вы - даже справедливо - поссорились с классным руководителем или педиатром.

И еще профессиональный совет. Если с вами случится опека с изъятием детей, пишите заявление о привлечении к уголовной ответственности за превышение должностных полномочий непосредственно в отдел Следственного Комитета РФ, дублируя ваше обращение в управление СК РФ по вашему субъекту федерации. Никакие другие обращения эффективными не бывают.
Наш суд и прокуратура слишком неповоротливы, и на них нужно время, а его у вас нет>

А я предлагаю прекратить стесняться, в конце концов это уже перерастает в настоящую национальную трагедию, расскажите историю своей семьи, и как вам удалось справиться?

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.