Всегда готов!

Интервью с Питером Фишером, гомеопатом, личным врачом Ее Величества Королевы Елизаветы II .

Оригинал взят у wowavostok в Интервью с Питером Фишером, гомеопатом, личным врачом Ее Величества Королевы Елизаветы II .

Картинки по запросу Питер Фишер,


Кристофер Джонсон, журналист.

Если существует такое понятие, как привилегированные гомеопаты, то Питер Фишер, несомненно, входит в их число. И это не только потому, что он врач Ее Величества Королевы Елизаветы II и клинический и научный директор по интегративной медицине Лондонского королевского госпиталя (прежнее название – Лондонский королевский гомеопатический госпиталь) – крупнейшего в Европе поставщика услуг холистической медицины в государственном секторе.
Не менее важно, что в течение последних 25 лет Питер Фишер был главным редактором журнала Homeopathy (http://www.homeopathyjournal.net/), единственного индексируемого MEDLINE гомеопатического журнала.

MEDLINE представляет собой базу данных по медицинским исследованиям, поддерживаемую Национальной медицинской библиотекой США, принадлежащей Национальному институту здравоохранения, и считается золотым стандартом опубликованных медицинских исследований. В роли редактора журнала и автора многочисленных опубликованных исследований, Питер сделал для гомеопатии много ценного, что заслуживает серьезного внимания, оценки и уточнения посредством самых строгих методов науки.


Получив образование в элитном Кембриджского университете, Питер квалифицирован как гомеопат и как ревматолог и входит в Совет Королевского колледжа врачей (Королевский колледж является старейшим медицинским обществом в мире. Звание члена Совета колледжа является почетным званием и присваивается Советом колледжа достойным). Он также является членом Совета факультета гомеопатии (Факультет, созданный в 1844 году и законодательно зарегистрированный британским парламентом в 1950 году, регулирует образование, профессиональную подготовку и практику гомеопатии как медицинской профессии в Великобритании). Питер является членом Консультативной группы экспертов Всемирной организации здравоохранения по традиционной и комплементарной медицине, и он возглавлял рабочую группу ВОЗ по гомеопатии.

Ниже приводится интервью, которое я провел с ним в 2011 году.



--Как вы впервые заинтересовались гомеопатией?

--Я отправился в Китай в 1972 году, в промежутке между моими студенческими и аспирантскими медицинскими занятиями, всего через несколько месяцев после визита Никсона. Китай был полностью закрыт для иностранцев в период Культурной революции. Я хорошо помню вид женщины, лежащей на операционном столе, весь живот раскрыт, половина желудка удалена, женщина находится в сознании, а в ее левом ухе – три углы. И я подумал: "Ну, нас этому не учили в Кембридже. И этого не будет никогда" Но сейчас видно, что это происходит. Вот что первоначально заинтересовало меня в неортодоксальной медицине.

Я некоторое время изучал китайский, так как серьезно намеревался заняться традиционной китайской медициной, но для этого нужен огромный культурный скачок.

Я сам заболел, когда был еще студентом-медиком. Я отправился к разным известным врачам, они ставили точный диагноз и говорили: "Сложный случай, ничего нельзя сделать". И один мой друг-американец предложил гомеопатию. Вначале [после приема лекарства] у меня произошло ужасное обострение. Это заставило меня понять, по крайней мере, что что-то действует. А потом лекарство помогло, и дело сдвинулось с мертвой точки.



--Как вы занялись ревматологией?

--Ну, это была некая случайность. Я узнал, что начинается исследование в отделении ревматологии в больнице Варфоломея в Лондоне, которое возглавил непредубежденный профессор ревматологии и клинической фармакологии. И мы провели одно из самых первых высококачественных гомеопатических исследований, которое было опубликовано в очень престижном медицинском журнале – BMJ [British Medical Journal] в 1989 году [1].


--Как вы занялись исследовательской работой?

--Исследования необходимы в гомеопатии. Я просто чувствовал эту насущную необходимость. Поэтому и занялся этими вопросами.
В действительности это было очень трудно, поскольку у нас была больница и консультанты, но не было возможности обучить консультантов – это была большая проблема. То есть для того, чтобы стать консультантом, надо было обучиться, но обучиться гомеопатии было негде – ну, в некотором роде «Ловушка-22». И один из способов обойти это была возможность стать научным сотрудником, что я и сделал.



--Какими вам видятся роль и направление развития вашего журнала?

--Я полагаю, что в 1998 год был исторически важным для нашего журнала – нас включили в список рецензируемых MEDLINE журналов. В то время Уэйн Йонас был руководителем Отделения альтернативной медицины [в NIH, теперь он называется Национальный центр комплементарной и альтернативной медицины]. Он очень способствовал нашему успеху. Это было очень важно. Таким образом, мы больше не числились «серой» литературой. "Черно-белая" литература рецензируется в MEDLINE.

Гомеопатия нуждается в специализированном журнале. Существует много общих журналов по комплементарной медицине... но я думаю, что есть необходимость в специализированном [гомеопатическом] журнале... Мы собираем некоторые связанные друг с другом вопросы. Например, три или четыре года назад сделали специальный выпуск о фундаментальной науке. А потом мы собрали материал о биологических моделях, и его было так много, что он занял два выпуска, это было два года тому назад. Очень важно показать, что действительно имеются серьезные доказательства.

Мы собираемся сделать выпуск о клинических исследованиях. Мы планируем мега-серию систематических обзоров и мета-анализов.



--Каково ваше мнение о рандомизированных контролируемых исследованиях по сравнению с более прагматичными наблюдательными исследованиями?

--В 2011 году на Объединенной американской гомеопатической конференция в Александрии, штат Вирджиния, Уэйн Йонас сказал, что пришло время сконцентрироваться на реальных, основанных на результатах исследованиях, а не на плацебо-контролируемых.
Конечно, он говорил об этом давно, и я думаю, что он прав во многих отношениях.

Единственное, что следует помнить об исследованиях, это как раз метод ответа на вопросы. Некоторые превращают это в фетиш, в самоцель, чего не должно быть. То есть вопрос в том, каков ваш вопрос. Если ваш вопрос: "Могу ли гомеопатические разведения что-либо сделать?", то, собственно, рандомизированное контролируемое исследование является дорогостоящим, сложным способом ответить на него. Я провел много таких исследований, и ужасно много при этом было сделано неправильно. Если ваш вопрос: «Перед нами плацебо или нет?", тогда действительно есть сильные аргументы в пользу того, что рандомизированные исследования – на самом деле дорогой способ ответа на этот вопрос, и вы могли бы получить легче ответ на него с помощью биологической модели [т.е. в лабораторном исследовании in vitro].

С другой стороны, если ваш вопрос "Является ли гомеопатия полезной и экономически эффективной терапией или заполняет пробел в эффективности здравоохранения?", то нужно некое наблюдательное или контролируемое клиническое исследование, которое может быть рандомизированным или когортным. Разница в том, что "наблюдательный" означает, что вы просто наблюдаете за пациентами и наблюдаете, что происходит, – оно полностью неконтролируемое. Когортное исследование означает, что вы делаете сравнение, но оно не рандомизировано.

Клаудия Витт в Германии провела несколько прекрасных когортных исследований, показывающих, что пациенты, получающие гомеопатическое лечение, чувствовали себя, о крайней мере, также, а во многих случаях лучше, чем в сопоставимых [традиционная медицина] когортах. Хотя, конечно, когорты никогда не могут быть полностью сопоставимы – вот в чем проблема. Вы можете использовать умные статистические методы, чтобы попытаться сделать их сопоставимыми, но они никогда не будут таковыми. Мне нравится, что довольно точно установлено, что гомеопатию выбирает когорта с более высоким уровнем образования. Это о чем-то говорит. Это когортное исследование довольно положительно. Но, конечно, такие различия, как уровень образования, нуждаются в интерпретации.
Таким образом, контролируемые испытания сложны и дороги, но что мы должны делать как сообщество ради нашего продвижения?
Да, конечно, перед нами большая задача. Но мы должны думать очень тщательно. Я возглавляю исследовательскую группу, и у нас есть некоторое финансирование – и нужно действовать очень целенаправленно, чтобы суметь ответить на вопрос: "Что вы собираетесь делать и почему?"

Мы проводим мета-анализ гомеопатических испытаний. Уже выполнили около 240 таких исследований. Требуется вложить огромные усилия, чтобы выполнять эту работу должным образом. Мы подразделяем такие исследования на индивидуализированные (так называемые "классические") и неиндивидуализированные. А неиндивидуализированные далее подразделяется на так называемые "клинические" и "комплексные".

Мы также концентрируем свои усилия на изучении потенциала гомеопатии в пандемиях/эпидемиях. Густавом Брачо было выполнено очень хорошее исследование [2] на Кубе – очень интересное. Я познакомился с ним недавно, он произвел на меня большое впечатление, очень интересный человек. Так что это также область наших интересов.

Но существует необходимость повторять исследования и сосредотачиваться на перспективных направлениях, а не так чтобы взять и сделать первое, что приходит в голову.



--Какие области являются перспективными – может быть, грипп?

--Да грипп, лихорадка денге. Существует исследование, проведенное Дженнифером Джекобсом, которое дало отрицательные результаты [3], но многие люди полагают, что гомеопатия может работать при денге. Интересно, что в таких разных странах, как Бразилия и Малайзия, есть группы гомеопатов, интересующихся гомеопатическим лечением денге, поэтому мы пытаемся объединить их усилия.


--Что вы думаете о работе Лекса Руттена над реперториумом? (Лекс Руттен возглавляет команду из 10 голландских гомеопатов, занимающихся оценкой рубрик реперториума для их точности и надежности на основе статистической методологии байесовского анализа. Они опубликовали первую статью, в которой было проанализировано 6 рубрик, в 2009 году) [4].

--Это очень интересно. Он, безусловно, прав, но беда в том, что для проверки реперториума требуется собрать огромное количество данных. Вызывает тревогу тот факт, что реперторий разрастается, а надежность его падает.

Я всегда вначале преподавания своим студентам беру копию Синтетического реперториума и говорю: "Проблема с этой книгой в том, что половина в нем неверна, но вопрос в том, какая?" Я-то думаю, что информация ошибочная на 80%, но я не хочу в такой степени пугать их.

Лекс сказал мне, что потребуется около 15 лет работы с 20 такими группами, чтобы оценить 600 основных рубрик, представляющих наиболее распространенные ключевые симптомы.
Да, это огромное дело, сделать такую работу правильно. Но его методика очень хороша, и он прав.



--Как вы стали врачом Ее Величества?

--Это было довольно закулисный процесс. Некто спросил у меня: «Если вам предложат, вы не откажетесь, не так ли?». Они не могут рисковать, если вы вдруг откажетесь. Так они проверили меня, и потом я об этом больше не слышал. А через год получил письмо. Так что я думаю, что просто оказался в нужном месте в нужное время.



--С каких пор королевская семья имеет гомеопатического врача?

--Давным-давно – с 1840 года. Основатель нашего госпиталя Д-р Фредерик Куинн был врачом-гомеопатом бельгийского принца Леопольда, отца мужа королевы Виктории, принца Альберта и всех монархов в течение длительного периода времени. Георг VI, про которого рассказывается в The King’s Speech… он, как известно, гомеопатически лечился от заикания. Ему давали Ambra grisea.
И принц Уэльский [принц Чарльз] также лечился гомеопатически. Мы не знаем о принцессе Кейт, пока. Посмотрим.



--Как вы думаете, научное сообщество когда-нибудь отнесется дружески к гомеопатии или даже примет ее?

--Ну, я думаю, что это еще впереди. Существует огромное предубеждение – существуют предрассудки и гонения, которые фактически, видимо, возникли в Великобритании по различным психо-социально-геополитическим причинам.

И одна из интерпретаций текущей ситуации состоит в том, что такое отношение возникло на ранних этапах научной революции. Гомеопатия преследуется, потому что это новая парадигма, которая действительно угрожает установленному порядку... научной революции в смысле Томаса Куна. Это одна из интерпретаций
С другой стороны, я всегда немного осторожен в рассуждениях об этом, потому что у нас был уже раньше фальстарт. Если вы читали [труды] гомеопатов 1890-х годов, они говорят, скорее, с сожалением, о "старой школе" медицины, и как "новая школа" [гомеопатия] готова ее смести; но этого так и не случилось.

Так что, да, я считаю, в конечном счете, что-то из гомеопатии может быть принято, что-то из ее ключевых методов. Я должен высказать свое мнение, что гомеопатическое сообщество во многом злейший враг ортодоксальной медицины, особенно в нашей стране [Великобритании] – у нас есть люди, которые выдвигают глупые претензии, честно говоря, не являются квалифицированными и говорят такое, что не следовало бы говорить, например, предотвращении малярии. Это потенциально очень опасно и приводит к плохим отзывам в прессе.

Айрис Белл сказала, что она думает, что гомеопатия будет принята медицинским сообществом, но, возможно, под другим именем?
Да, я уже сказал, что-то перейдет из гомеопатии. Может быть, название придется поменять. Гомеопатия была вынуждена переселиться в гетто. Но мы кое-что можем сделать – вы не можете сильно повлиять на скептиков – чтобы привести свой собственный дом в порядок; не предъявлять претензий, которые мы не можем подкрепить; стараться быть научными; вместо того, чтобы нашпиговывать реперторий чем угодно, мы должны обдумывать немного более тщательно, что туда помещаем; относиться к реперториуму немного серьезней.

   Несомненно, гомеопатия работает. Это метод лечения, который выжил, работает и выступает с важными заявлениями – мы должны быть уверены в них.


Ссылки :
1. Fisher, et al. Effect of homoeopathic treatment on fibrositis (primary fibromyalgia).BMJ Aug 5;299(6695):365-6.
2. Bracho G, et al. Large scale application of highly-diluted bacteria for Leptospirosis epidemic control. Homeopathy 2010 Jul;99(3): 156-66.
3. Jacobs, et al. The use of homeopathic combination remedy for dengue fever symptoms–A pilot RCT in Honduras. Homeopathy. 2007 Jan;96(1):22-6.
4. Rutten AL, Stolper CF, Lugten RF, Barthels LW. Statistical analysis of six repertory rubrics after prospective assessment applying Bayes’ theorem. Homeopathy 2009 Jan;98(1):26-34.


Активная ссылка: http://worldofhomeopathy.wordpress.com/2012/07/04/an-interview-with-peter-fisher/

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.