Всегда готов!

Аксиоматика «Нетленного Тела» » Журнал «Эзотера». Часть 1

Аксиоматика «Нетленного Тела» » Журнал «Эзотера»


«- Пациент  скорее мертв, чем жив…
- Пациент скорее жив, чем мертв….
- Одно из двух… или пациент жив,  или он  умер.
Если  он жив, - он останется жив или он не останется жив.
Если он мертв,  - его можно оживить или нельзя оживить…»


(А.Н. Толстой. Золотой ключик, или приключения Буратино)


Конечно, когда конкретная историческая реальность уже сложилась, тогда новым выходящим в мир поколениям кажется неуместным ставить эту реальность под вопрос. (Так, в СССР в 1970-е годы казалось невозможным  сомневаться, имела ли место Великая Октябрьская Социалистическая  Революция). Однако, пока историческая реальность складывается, вопросы  естественны и даже неустранимы. То  же верно и для религиозной сферы.
Когда культ устоялся и время его «освятило», тогда увидеть относительность культа кажется уже невозможным. Но в период
возникновения культа нельзя не  задаваться вопросами. Все разворачивается у нас перед глазами. Само создание культа - как
спектакль,  основной  сюжет которого - утверждение вчерашнего невероятного, с превращением этого в завтрашнюю норму.


В этом смысле давайте обсудим широко известный в России  феномен ламы Итигэлова как складывающийся в Бурятии культ «Нетленного Тела», предъявляемого нам  в качестве  аксиомы. (Аксиома  - исходное положение какой-либо теории, принимаемое в ее рамках как истинное без необходимости доказательства и лежащее в основе доказательства других ее положений). Давайте зададим вопросы к навязываемой аксиоматике Тела.


Религия, культ  - особая область. Позволительно ли вообще здесь что-нибудь обсуждать? В буддизме – да.  Хорошо известны слова, которыми Будда предостерегал людей от принятия чего-либо за аксиому и призывал к самостоятельному и критическому мышлению: «Как золото проверяет купец, режет, плавит, раскатывает, так и вы проверяйте слова моего учения. Не принимайте их из одного благоговения!» Что  тогда говорить про культ, возникший позже и менее значимый, чем слова самого Будды!


Впрочем, вот уже мы и входим в противоречие с адептами культа  "Нетленного  Тела": по их последним сведениям, лама Итигэлов (которого они зовут  Буддой), был наравне с Буддой Шакьямуни учеником прежнего Будды Кашьяпы  в прошлую «кальпу» (эпоху, предшествовавшую созданию Вселенной)… Все это подразумевает, что нельзя   называть этот культ  более поздним и менее значимым. Но это с точки зрения самого культа. Мы же вправе обсуждать предлагаемую аксиоматику, исходя  из других оснований: здравого смысла, современных знаний и, наконец, из самих буддийских  подходов и принципов.


Буддийские  подходы и принципы

Самостоятельное критическое мышление, - то, на чем надо базироваться: так наставлял Будда  Шакьямуни. Культ требует прямо противоположного – слепой веры. Но ведь что примечательно: сам лама Итигэлов тоже был не кем иным, как буддийским монахом и получил буддийское образование, включавшее философские диспуты и развитие  критического мышления. И он  сам, надо заметить, никакого собственного культа не создавал!


Вся обсуждаемая "аксиоматика" исходит из уст «деятелей культа»:это Хамбо-лама Дамба Аюшеев; Янжима  Васильева, внучатая племянница хамбо-ламы Итигэлова и директор  Института его имени (дальше – Институт);

главный хранитель Тела Бимба-лама Доржиев и руководитель совета Института Ганжур-лама. Сам лама Итигэлов   и письменного завещания-то о предстоящем после его смерти не написал, как это, бывает, делают ламы в Тибете.  Поэтому мы полагаемся лишь на предание, оставшееся в памяти близких и родственников ламы, согласно которому Итигэлов  сделал   устные распоряжения поднять и посмотреть его тело через 30 лет.

Что известно про  ламу Итигэлова по достоверным источникам? Его современник известный буддийский деятель Агван Доржиев писал: «Хамбо Дашдорджи Итэгэлов, / став главой всей церкви [Забайкалья], /полностью

очистил / религию от чуждых явлений. / Он неукоснительно следовал / наказам Учителя Будды. / Однако появились противники, сеявшие раздоры. / Вызывают удивление эти люди, не различающие истинное и ложное!» Смысл сказанного Доржиевым, относился к проводившейся в начале XX в. борьбе за очищение  буддизма в Забайкалье от шаманистских культов, от стяжательства и нарушений нравственности в монастырях.  В то время важнейшую заботу  ламы Итэгэлова составляла чистая буддийская традиция, которую он отстаивал в противовес консерваторам, желавшим сохранить  сложившееся   местное положение дел.  То есть  критическое  мышление соответствует, прежде всего, духу самого ламы Итигэлова.


Что такое критическое  мышление, по существу? Согласно буддийскому пониманию, это мышление, которое ничего не принимает как данность (даже если это данность, принимаемая обществом или авторитетами)  и которое  исходит из опыта в очевидных вещах, а в неочевидных вещах - из логики. В трактовке же вещей «запредельных» ничего не остается, как опираться на отраженные в буддийском учении постижения Просветленного - Будды.  Давайте попробуем этому и следовать.


Еще, в логике буддийская традиция исп   ользует схему четырех альтернатив ("чатушкотика"), которая  охватываеь все мыслимые
возможности: А, не-А, А и не-А, не «А и не-А».  (Сравните, похожая схема отражена  в диалоге про Буратино: «Пациент  скорее мертв, чем жив… Пациент скорее жив, чем мертв…» и т.д.) Рассмотрим наш случай в этих альтернативах.


Первая альтернатива

Лама Итигэлов мертв. Возможно ли это? Да, - это не противоречит а) здравому смыслу (без комментариев), б) обыденному опыту (без комментариев), в) научному опыту (об этом ниже), г) буддийским идеям и принципам (об этом ниже) и д) самой биографии ламы Итигэлова. Он ведь собрался именно умирать – поэтому, как сообщает предание, и велел читать заупокойную молитву. Так как у него было предвидение об особом состоянии, которое будет иметь мертвое тело, он  повелел  через 30 лет проверить его свойства.  Может ли мертвое тело иметь необычные свойства? Это вопрос для выяснения. Но интересно, что ведь  Итигэлов был врачом
тибетской медицины. Тоже вопрос: не мог ли  он употреблять какие-то препараты и поэтому прогнозировать их влияние  на сохранность тела?


Научные комментарии. Подробного научного обследования тела проведено все же не было, хотя Я. Васильева везде говорит о
заинтересованности  в исследовании феномена хамбо-ламы Итигэлова. По мнению авторов той научной экспертизы, что была сделана, -  В. Звягина и Г. Ершовой, широко цитируемых «деятелями культа»  и всеми  СМИ, хамбо-лама Итигэлов мертв. В. Звягин, заслуженный врач РФ, профессор, зав.отделом идентификации личности Российского центра судебно-медицинской экспертизы, в ответ на прямой вопрос корреспондента: «Можно сказать, что лама жив?»  ответил: «Нет.  Температура тела ниже 20 градусов - абсолютный признак смерти». (Россия, N28, 14.07.2005, с. 11). В его формулировках звучит термин  «хорошо сохранившееся» тело.  Г.Ершова, к.и.н., знаток древнего письма майя, специалист по истории древних американских цивилизаций (но не медик или биолог), неожиданно высказала еще одну   гипотезу (!), что лама был похоронен живым и, возможно, оставался живым в могиле десятки
лет, а после его поднятия из-под земли покинул тело. (В интервью корреспонденту газеты "Версия")


Если это мертвое тело в особом состоянии, тогда каково  его значение для естественной науки? Главный  суд-мед. эксперт Звягин
говорил о примерах других известных ему случаев  «хорошей сохранности» тела без мумификации, торфяного  дубления и т.п.: прежде всего, это найденное в саркофаге на Аппиевой дороге в Италии  тело  15-летней девушки времен Древнего Рима - будто только что заснувшей, с румянцем на щеках; затем - обнаруженный  несколько лет назад в высокогорных Альпах альпинистами труп мужчины, по поводу которого полиция даже  возбудила уголовное дело об  убийстве, но который, как выяснилось, жил в  каменном  или бронзовом  веке (3-4 тысяч лет назад).  Звягин заявил, что для ученых-естествоиспытателей феномен ламы Итигэлова – это
уникальная возможность  исследования (особых свойств сохранности тела, процессов разложения и сохранения органических тканей и т.п.), а также «целостного исследования тела человека, жившего в начале ХХ века». ("Известия" 15 декабря 2004)


Каково  значение нетленного тела для буддизма? С одной стороны, сам Будда и буддийская традиция не придавали особого значения мертвому телу. Первоучитель буддизма на вопросы учеников о том, что делать после Его ухода в Нирвану с Его Телом,   отвечал, что им не следует вообще об этом думать – о теле как-нибудь позаботятся миряне, кремируют его по принятым обычаям. А ученикам Будды думать следует о практике Дхармы! (Махапаринирвана-сутра). И это – Тело самого Будды!


С другой стороны, верующие, конечно,  всегда проявляли большое внимание к останкам святых. Частицы Тела Будды после кремации распределили между народами, - и так возникли главные буддийские святыни Индии, Шри-Ланки, Таиланда и т.д. И  в наши дни при кремации буддийских йогинов собирают пепел, частицы костей или зубов  и  необыкновенные субстанции, шарики – «рильбу», чтобы потом поместить их в  ступы (реликварии). А тела многих йогинов, сидящих и после смерти в позе лотоса (как лама Итигэлов), в Тибете водружали внутрь ступы на трон. Сначала эти тела слегка пропитывали солью, но не разрезали. (И к условиям хранения тела   Итигэлова в коробе под землей соль ведь тоже имеет некоторое отношение?). Потом их покрывали бронзовой краской. В такую статую превратили и тело святого XIV-XV вв. ламы Цонкапы, о котором тибетская традиция утверждает, что он достиг состояния Будды после смерти.  Подобным образом в ступу поместили тело современного великого йогина, ушедшего недавно, в конце 1990-х годов в Непале, - Ургьена Ринпоче. И т.д. и т.п.


Получается, мощам святых буддисты все-таки поклоняются. Бывает, с мощами связывают и веру в чудеса - это  как и в других религиях. Однако в чем суть  поклонения? Буддисты    почитают свершения, которые умерший человек произвел при жизни. Например, в случае с ламой Итигэловым – это почитание его высоконравственной жизни монаха, его трудов на посту хамбо-ламы, его деятельности  учителя, его сострадания к людям и мудрости, - всего того,   о чем люди хранят  память.


Вторая альтернатива

Лама Итигэлов жив. Возможно ли это?

а) Не противоречит это здравому смыслу? Противоречит. Если даже он остался чудесным образом жив для каких-то целей, почему тогда не использует возможности живого человека? А иначе – какая разница между тем,   жив он или мертв?!

б) Противоречит  ли обыденному опыту? Понятно, что противоречит.

в) Научному опыту? Об этом почему-то (догадайтесь, почему) в материалах, цитируемых «деятелями культа», говорится сбивчиво.  Так, В. Звягин заявлял, что состояние тела имеет «параметры человека, умершего, может быть, день-два назад»,   а «деятели культа» со ссылкой на него же говорят уже про "несколько часов назад". Он говорил, что тело – уникальный шанс для исследования нетленности (случаи которой бывали и он их приводил), а они пересказывают, что это уникальное явление, какого в мире нигде не бывало. В  ответственные  моменты «деятели культа» используют мнения ученых, поскольку те подтвердили особенный феномен, однако  на научные данные накладывают  густой флер иных сведений, идущих уже от хранителя тела Бимба-ламы: например,  о
34-36 градусах  (!) температуры тела и все остальные его колоритные рассказы: так, «в 2003-2004 гг. Хамбо Лама Итигэлов был достаточно агрессивно настроен», но со временем «тело становится более живым», «вес тела сначала был 46 килограммов, потом
достиг 42 кг, мышечная часть тела в течение месяца чуть затвердела, и тело окрепло», «по полудню увеличивается сила биотоков, идущих от тела, и бывает, что он наблюдает  зеленоватыми глазами» и пр. (источник).

г) Противоречит ли идея живого тела буддийским идеям? Это крайне важный вопрос! (если «деятели культа» сохраняют приверженность буддизму как таковому)  Не противоречит, если   не считать, что он умирал. Но здесь тоже следует разобраться досконально, о чем идет речь.


Если не умирал, то в каком  состоянии лама может находиться? В состоянии Будды, как объявил хамбо-лама Аюшеев, или не-Будды? Если Будды, то буддизме говорится о двух вариантах состояния Будды: «с остатком» и «без остатка». «С остатком» - то, как достиг Нирваны при своей телесной жизни Будда Шакьямуни: значит, став Буддой,  оставался в своем теле до момента смерти и затем перешел в Паринирвану. Тогда его физическое тело разрушилось, - так состоялась Нирвана «без остатка».


Конечно, в буддизме Махаяны говорят еще о "телах" Будды, относящихся к нематериальным планам. Но данное смертное тело не
сохраняется и умирает, как и произошло у Будды Шакьямуни. Значит, если «деятели культа» утверждают иное, они    вводят в традицию буддизма то, чего не было в традиции раньше (хотя это ламы  «Буддийской Традиционной СангхиРоссии!)


Если это не   состояние Будды, то  какое? Как известно по йогическим опытам, человек может оставаться  под землей, длительно
пребывать без еды и питья только в состоянии глубочайшего самадхи (концентрации). Если это самадхи, тогда каково его значение? Как ни удивительно, в Махаяне оно расценивается как духовная неудача. Ведь йогин длительно пребывает   без мысли, чувства и действия. Такую участь  самадхи, способного длиться веками и даже эпохами, относят в Махаяне к несчастливым участям перерождения.   Известны   случаи, когда йогин в процессе смерти начинал одолевать одну за другой  стадии самадхи с целью достичь состояния Будды, но не справлялся   и «застревал» в самадхи.


Однако,  если иметь уважение к хамбо-ламе Итигэлову,  вряд ли стоит развивать такую интерпретацию, что он впал в ошибку и теперь  в своем нерушимом самадхи,  «спящий» является безвольной марионеткой в руках «деятелей культа».  Это противоречит   биографии ламы Итигэлова! (См. на сайте   Института не-мифологизированную биографию, написанную в начале XX в. его учеником Будажапом Будаевым)


Третья и четвертая альтернативы

"Лама Итигэлов и жив, и мертв".  Эта альтернатива объединяет слабые моменты уже рассмотренных двух  альтернатив. Кроме того, в буквальном смысле это невозможно и всему противоречит. "Лама Итигэлов ни жив, ни мертв".   Это так же невозможно.

Тем не менее, если пристально рассмотреть, как действуют «деятели культа», можно заметить, что скорее именно эти альтернативы они и  утверждают. Они словно считают ламу Итигэлова   и живым, и мертвым.  Живым – во всем, что декларируют. Однако одновременно они как бы считают его и мертвым. Это проявляется, в частности, в том, насколько они свободно себя чувствуют. Ведь давайте вспомним свой опыт: мы, оказываясь в присутствии великого учителя, поневоле делаемся скромнее и, даже если он пребывает в медитации и молчит, мы не решимся говорить  за него – просто   потому, что он жив. И это значит, следующим своим
движением он выявит ложность всего ему приписанного. Но насколько легче с мертвыми! Мертвые ничему не мешают. Известно, что любой может погладить или подергать за усы мертвого льва.


Так что, если бы «деятели культа» думали всерьез, что  лама Итигэлов жив, разве они бы не опасались, что он, выйдя из самадхи, не
потерпит их  безграмотные высказывания относительно буддизма и в особенности не потерпит то, с чем он так в свое время боролся:  нарушение   нравственности! Ведь для очищения буддизма он требовал, чтобы людей, оставивших монашеские обеты, выгоняли из монастырей. (И теперь представьте, что он увидел бы, проснувшись, сейчас! То, что по старой памяти зовут в Бурятии монастырями и монахами, - это храмы, заполненные  священниками-"ламами" в монашеских одеждах, но не имеющими ничего общего с буддийской идеей монашества (безбрачия и бессребреничества, подвижничества, отнюдь не священничества). Это
порожденные разрушительной советской эпохой  "специалисты", в течение рабочего дня проводящие  за зарплату и гонорары ритуалы и прочее и потом отбывающие в мирские дома к своим семьям.


Или можно сказать и иначе об  отношении «деятелей культа»: для них Лама Итигэлов ни жив, ни мертв.


Оставшиеся вопросы

Что может  значить нетленное тело хамбо-ламы Итигэлова для верующих буддистов?


Первое: что, конечно, существует объект почитания – личность и достойная жизнь ламы Итигэлова, полная общественно-значимых трудов и усердия в буддийской практике,  честная, скромная. Словом, источник вдохновения и пример для подражания последующим поколениям. При   жизни ламы Итигэлова, судя по достоверным жизнеописаниям (т.е. хранящейся в архиве биографии, составленной  учеником Будажапом Будаевым, свидетельствам Агвана Доржиева и т.п.),  не было известно серьезных
буддийских текстов его авторства и не велось разговоров о прошлых перерождениях (особенно времен  Будды Шакьямуни, Будды   Кашьяпы). К наиболее значимым свершениям его жизни современники относили его деятельность на посту хамбо в течение 7 лет, заботу о буддийской нравственности, сбор средств в помощь госпиталям и т.д. во время 1-ой мировой войны и, наконец, историю с определением   места строительства нового  Цонгольского дацана.


Второе: что есть «нетленное тело» ламы –  буддийские мощи,   необычный феномен, которому нет готовых объяснений. Понятно, что люди его интерпретируют по-разному. Причем в дополнение к достоверным сведениям появляются те, которые требуют проверки. Например, в разных интервью "деятелей культа" утверждается, что тело хранится в обычных условиях храма. Но в Интернете люди пишут, что, когда ходили смотреть тело, оно находилось в холодильной камере: «камера - стандартная, как
для стоек с пепси в магазинах - со стеклянными стенами», и ее  открывали, чтобы «желающие ненадолго складывали туда четки» для благословления (Сообщение от Fermion).
И опять: сталкиваясь с массой данных, мы можем опираться на доступный удостоверенный опыт, логику и – если хотеть религиозных интерпретаций - на буддийские идеи и подходы.


А по буддийским традиционным (!)  идеям и подходам почитаемое тело йогина уместно было бы поместить в специально построенную для него ступу (санскр. - реликварий) – возможно, со стеклянной нишей, в которой фигура и лицо ламы были бы всегда доступны обозрению верующих. Ступы как раз и содержат священные объекты и ставятся рядом с монастырями или в степях, в горах. Они предназначены для всеобщего открытого доступа и почитания - буддисты совершают перед ними простирания, малые и большие «горо» (молитвенные обходы вокруг) и т.д.


Но, судя по всему описанному, налицо тенденция и конкретный процесс  создания культа. Это заявления о нахождении неизвестных ранее  текстов  ламы Итигэлова, распространение легенд о   совершенных им чудесах (по появляющимся рассказам, лама умел исчезать и появляться, ходить по воде, как посуху) и т.д.


"Рукописи Итигэлова"

"Рукопись   про реинкарнации". Появилось  сообщение, что ламой Жаргалом Дугдановым в Деважин-дугане Иволгинского дацана 

найдена «Рукопись Итигэлова про реинкарнации» на пяти листах на тибетском языке. Как описал ее хамбо-лама Дамба Аюшев для СМИ: в ней лама Итигэлов рассказывает, как в прошлой жизни, будучи Заяевым, преподносил поочередно подношения в виде золота, серебра и кораллов Далай-ламе, Панчен-ламе и буддийским божествам и получил от них сведения о своих предыдущих жизнях. Дамба Аюшеев глубокомысленно заметил: “Если бы в этой книге была допущена хоть одна неточность, ему никогда бы не
удалось добиться вечного тела” (!) (источник)


Очень странный  рассказ: получается, буддийский монах подносил золото, серебро, кораллы, и Далай-лама, Панчен-лама определили его ламой-перерожденцем! Но в Тибете, где собственно развился институт лам-перерожденцев, обычай был таков: просили определить перерожденца в случае рождения ребенка с особыми качествами или его родственники, чтобы разобраться, что с ним делать, или чаще ученики выдающегося ламы, после его смерти стремящиеся не потерять с ним связь. И Далай-лама
утверждал конкретного ребенка перерождением конкретного ламы, а не занимался  восстановлением   ряда его прошлых перерождений. Но главное, вообще необходимость определять перерожденца объяснялась не построением иерархии, а именно тем, что ребенку-перерожденцу  требовалось дать специальное буддийское образование в конкретной  традиции. Каков тогда смысл того рассказа о прошении Заяева к Далай-ламе и Панчен-ламе, который мы читаем?


Затем, сам перечень реинкарнаций, который нам представлен, тоже странен. Смотрите, он короткий – за две космические эпохи (!) всего 12 имен, записанных вперемешку словами разных языков (в тибетских перерождениях есть «Дхармавара» – и это санскрит; а есть «Юное Солнце» –русский перевод;  есть «Хайдуб Нима» – это по-тибетски). И, наконец, список  включает лишь несколько
конкретных имен, а остальные –   не индивидуализированные имена. (К конкретным именам относится  «Улыбающийся Доржо», что будет по-тибетски  Шадба Дордже, а это эпитет великого йогина Миларепы!)   Одно из приведенных имен – просто  «Хамбо-Лама», то  есть «Настоятель».   Что может значить такой список?!  


И, наконец, смотрите: ученик ламы Итигэлова Будажап, который был рядом с ним, который хорошо знал и описал жизнь учителя, в конце  биографии написал так:  «После того как воздвигли его (новый Цонгольский дацан), пошла речь о том, что "Хамбо Лама Итигэлов был перерожденцем прошлого Великого Хамбо Ламы". В самом деле, вспоминается светлый образ перерожденца Бодхисатвы, способного, одаренного, драгоценного Пандито Хамбо ламы. Хотя человек и не вечен, имя его осталось в вечной памяти». То есть Будажап изложил народные предположения о связи с прошлым хамбо-ламой (Заяевым) и наделил учителя  эпитетом  Бодхисаттвы. Не более того. Никакого намека на то, чтобы Будажап читал какую-то рукопись ламы Итигэлова про реинкарнации! Также он не упомянул в  биографии никаких специфических буддийских текстов, записанных  ламой Итигэловым. А ведь подумайте: именно у него был полный доступ ко всем книгам и бумагам, оставшимся после ламы в Янгажинском дацане! И для своей работы над биографией он обязательно должен был их посмотреть!


"Рукописи Итигэлова".  Кстати, рукописи Итигэлова сейчас вдруг "обнаруживаются" в Иволгинском дацане – а ведь во   времена Итигэлова никакого Иволгинского дацана не существовало. Он ведь был выстроен спустя несколько десятилетий – после войны, как новый центр бурятского буддизма. От всех старых дацанов сохранились (хотя и были закрыты на десятилетия) только Агинский, Цугольский и Гусиноозерский дацаны. И в 1930-е годы, когда были разгромлены все дацаны Забайкалья, включая Янгажинский дацан Итигэлова, оставшиеся книги и  рукописи спасали ученые-востоковеды, - так ценные коллекции появились в м  научных
институтах Ленинграда, Улан-Удэ  и т.д. Как же, интересно, рукописи Итигэлова "сами" попали под нос лам – "деятелей культа" в сравнительно небольшую библиотеку современного Иволгинского  дацана?


Нет сомнений, что  прежде, чем вводить  столь значимые для истории отечественного  буддизма документы в рассмотрение,  требуется   сначала провести их экспертизу на подлинность, причем силами  независимых историков, текстологов, тибетологов, графологов, палеографов и пр.


«Послание потомкам».  Что   касается   «послания потомкам», обнаруженного   в 1998 г. в библиотеке Иволгинского дацана
(см. на сайте http://etegelov.ru ), сам текст не вызывает особых вопросов  – в нем нет ничего необычного или одиозного (за исключением совершенно невнятного и варварского русского перевода, который словно сделан не для раскрытия, а для сокрытия смысла - для затемнения вполне понятного простого содержания). По существу, этот маленький текст – вовсе не имеет отношения к жанру  какого-то «послания», тем более «потомкам» (о   потомках там нет ни слова!). Это  обычный буддийский опус, повторяющий по образцу всех классических буддийских сочинений базовые темы Дхармы: о жизни, смерти, карме, нравственности. Этот текст мог быть написан любым учащимся или получившим образование бурятским монахом того времени (включая, конечно, и  самого ламу Итигэлова) – например, просто в качестве   упражнения (в тибетском языке или в буддийской риторике).


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.