eaquilla (eaquilla) wrote,
eaquilla
eaquilla

Categories:

Иргень. Часть вторая

Вот это-то благочестивое предание, мало-помалу распространяясь между людьми – обитателями Забайкалья, и образовало ежегодные крестные ходы со св. иконами, сперва из Старо-Читинской Михаило-Архангельской церкви (за 80 верст), запрещенные епархиальным начальством, но потом, снова разрешенные, по усиленной просьбе народа, и начавшиеся ношением св. икон из церкви Кукинской Свято-Духовской. Это исполняется и ныне: ежегодно к 9-й Пятнице после праздника Пасхи из церкви Кукинской поднимаются св. иконы остаются три дня, а затем возвращаются на свое место, по пути останавливаясь в селениях для служения по домам и по полям молебнов.

Вот те обстоятельства, памятные между народом, по которым это, Иргенское, место с древних времен чтится, как место святое, орошенное кровью страдальцев, могилы которых, несомненно, здесь находятся и над тремя из них построена и освящена маленькая деревянная церковь в 1878 году, вместо простой деревянной бывшей часовенки, построенной бывшим церковным старостой Кукинской церкви Сучковым, алтарь которой при построении этой церкви остался от бывшей часовни, как помнится. Церковь эта построена во имя святых: Симеона, Киприана и Иосифа, а, быть может, и дружины их, зарытой в недрах земли. В этой-то церкви, после литургии и водоосвящения на озере Иргенском, ежегодно служится большая панихида по чиноположению, заповеданная в память: Симеона, Киприана и Иосифа, с прибавлением имени Василия и их дружины. Помню хорошо: в 1881 году 12 июня здесь, на месте сгоревшей ветхой деревянной часовни, образованной из простого деревянного дома энергичною деятельностью иеромонаха Герасима, жившего на Иргени, в последствии игумена (ныне умершего), построена обширная деревянная церковь на каменном фундаменте, трехпрестольная, во имя Знамения Божьей Матери и других святых угодников Божьих. ( Дом этот во время оно был перевезен усердием жителей деревни «Шакша» с берега озера «Шакши», за 17 верст от Иргени, с места под названием «Монастырь». В нем (доме), по преданию, жил митрополит Арсений по прозванию Мацеевич в царствование, кажется, Императрицы Анны Иоановны (в 18 столетии). Митрополит Арсений Марцеевич (1697-1772), резко выступал с протестом против церковных реформ Императора Петра Великого и потом против отобрания правительством в казну монастырских земель, был дважды судим, отправляем в ссылку, содержался в Ревельском каземате, под именем Андрея Враля, где и умер, но, согласно историческим сведениям, в Забайкалье не был. Между тем, здесь держится по сие время упорное предание, что Митрополит Арсений Мацеевич был сослан в Забайкалье, жил на берегу озера Шакша, в 17 верстах от Иргени, в особо устроенном домике и предавался строго подвижнической жизни, проводя все время в непрестанной молитве. Говорят, что он, получив потом помилование и отправившись с Шакши, предсказал свою кончину. Не доезжая 5 верст до Верхнеудинского острога (ныне г. Верхнеудинск), он остановился на берегу реки «Березовки», умылся здесь, оделся в монашеские одеяния так, как обыкновенно одевают умерших монахов при погребении, и сказал везущему ямщику: «Где остановятся лошади, тут ты и похоронишь меня». Лошади остановились как раз на том месте, где теперь кладбище г. Верхнеудинска и, не смотря на понуждение их ямщиком, не двигались с места. Ямщик оглянулся и увидел пассажира уже мертвым.

Тут он и был похоронен. В доказательство того, что это был именно митрополит Арсений Марцеевич, указывают на могилу, находящуюся на Верхнеудинском кладбище, через которое прежде шла дорога, и на икону преподобного Антония Великого, взятую с могилы и хранящуюся теперь Кладбищенской Троицкой церкви г. Верхнеудинска. На обороте этой иконы имеется старинная надпись: «Вприклад ктроицкой церкви На месте Сем Погребен! В 1771. Году! Смиренный иеромонах Арсений, бывший митрополит Ростовский и Ярославский, и сего достоинства В 1763-й Году лишен, Се образ пр. Арсения Великого празднуем в день 8-го мая – писан в 1815 Года иждивением купца Логина Саватьева Орлова». Копия этой иконы, списанная в 1887 году в Иркутске, сейчас находится на Иргени. Жители селения Шакшинского и Беклемишенского и теперь указывают место на берегу озера, где стояла изба сосланного. Место это издревле называется «Монастырем», так как на нем предавался монашеским подвигам тот, которого они называют Арсением Марцеевичем. При тайных ссылках в заточение важных и опасных для государства людей, чтобы скрыть место ссылки от единомышленников ссылаемого и чтобы лишить сосланного доверия лиц его окружающих в ссылке, заменяли его собственное имя прозвищем, нарочито обидным, например, митрополита Арсения Марцеевича назвали «Арсением Вралем».

С этой именно целью отданный под суд Императрицей Екатериной 11-й «за превратные и возмутительные толкования священного писания и посягательство на спокойствие подданных». Арсений Марцеевич мог быть в документах показан сосланным в одно место, а в действительности отправлен в совершенно другое место; в Ревельском же каземате могло содержаться другое лицо с кличкой «Андрей Враль». Но если Шакшинским отшельником был и митрополит Арсений Мацеевич, то все же лицо духовное из высокопоставленных. Архим. Ефрем.) И вот, в ту ночь, после освящения главного храма (приделы храма ещё не были закончены), когда многие ещё не спали, в новоосвященном храме было чудесное необычайное видение, а именно: при необыкновенном всеми неспавшими виденном свете в новоосвященном храме совершалось богослужение с приятным, не земным, а небесным пением, служено было всенощное бдение. Не спавший народ, в радостно трепетном настроении, сбежался к храму, и когда открыли двери храма, видений закончилось. В тот же раз, на другой день, т.е. в субботу, после литургии и обычного освящения воды на берегу озера Иргени, святые иконы, после часового отдохновения народа, были подняты в обратный путь к своей Кукинской церкви. По провождении св. икон, начали разъезжаться с Иргени и богомольцы. Отправился и я с сущими со мною родными своими детьми, вслед за иконами. И что же! Дорогою слышится и мне и моим сопутникам в воздухе ангельское пение по направлению к сопровождению несомых впереди св. икон. Все мы, обратив внимание на необычайное, в высшей степени гармоничное пение, несущееся из воздушного пространства, были поражены и умилились. Всем нам ясно было, что небесные силы вместе с верующим народом радуются и ликуют по случаю создания и освещения дома Божьего на месте святом. Это чудесное явление продолжалось с четверть часа. После всего мною рассказанного выше, едва ли можно сомневаться, чтобы место это было не свято (вполне свято), и чтобы рассказы пастухов были не верны (вполне верны): не могут они быть названы легендою.

А тем более они заслуживают внимания, что, когда, по распоряжению Иркутского епархиального начальства, крестный ход, как было помянуто выше, был запрещен, действительно, как гласит предание, началась и не один год продолжалась губительная засуха, неурожай хлеба, плодов и трав, степные и лесные пожары, от которых глубоко выгорела и верхняя почва земли (и ныне можно видеть образовавшиеся глубокие ямы, уже поросшие травой). И вот, когда, по усиленному настоянию народа, крестный ход был снова разрешен и когда подняли св. иконы из Старой Читинской Михаило-Архангельской церкви и народ двинулся крестным ходом на Иргень, полил громаднейший дождь, всю природу ожививший. Скоро и все бедствия народные прекратились. И по сие время к 9-й пятнице, после Пасхи, с того времени ежегодно крестный ход со св. иконами совершается из Кукинской церкви, хотя следует с грустью сказать, в последние годы с горстью народа православного. На этом святом месте существует с 1866 года и по сие время миссионерский стан, живет в нем иеромонах с дьяконом продолжают, кроме служебных обязанностей, заниматься экономией, сея хлеб, собирая сено и овощи и, по возможности, проводя культуру в текущую земную жизнь. От правительства отведено для стана и место на всем этом полуострове, для установления хозяйства, в надежде в будущем на учреждение на сем месте общежительного монастыря, о чем уже возбуждено ходатайство пред Св. Синодом через бывший в 1910 г. в Иркутске Сибирский Миссионерский Съезд.

Так заканчивает свое повествование ныне здравствующий и служащий кафедральный протоирей Иоанн Титов. Из всего сказанного выше следует непреложное заключение, что Иргень – место святое, перстом особого Промышления Божьего отмеченное и потому от древних времен, со всех концов Забайкалья, из всех вер и племен края привлекающее благоговейное внимание верующего народа, усердно во всех бедах и скорбных обстояниях стекающегося сюда к заступничеству и покрову св. великомученицы Параскевы-Пятницы пред св. её иконою, именуемой «Иргенскою». Верующие люди в простоте сердечной уже давно называют Иргенский миссионерский стан монастырем, предвещая тем должную славу сему св. месту. Будем уповать, что высшая церковная и гражданская власть, во внимание к древней и глубокой вере народа в святость места и в ответ на ходатайство бывшего в 1910 году в Иркутске Сибирского Миссионерского Съезда, украсит это историческое в крае и издревле чтимое место св. обителью, в которой будет славиться и превозноситься всечестное и великолепное имя Божье до скончания века.

Архимандрит Ефрем (священномученик Ефрем Селенгинский) “Иргень - место святое”
Tags: Богородица, Забайкалье
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments