eaquilla (eaquilla) wrote,
eaquilla
eaquilla

Categories:

Метафизика Азии: китайские инвестиции и «экспансия»

Оригинал взят у ilkovski_kostya в Метафизика Азии: китайские инвестиции и «экспансия»
http://zabmedia.ru/articles/4448/metafizika_azii_kitajskie_investicii_i_ekspansiya/
Десятки бизнесменов, политиков и экспертов из России, Китая и Монголии встретились в Чите, чтобы обсудить вопросы приграничного сотрудничества и делового партнерства. Одним из ключевых участников дискуссии стал известный отечественный востоковед Алексей Маслов. В перерыве между заседаниями круглых столов он рассказал о том, чего ждать от поворота России на Восток.


- Многие проекты, о которых говорили на форуме, обсуждают десятилетиями. И, как показывает опыт Амурской области и Приморья, они воплощаются в жизнь, только став федеральными. С чем, на ваш взгляд, это связано?

- Во-первых, нужно учитывать, что отношения России и Китая – это отношения двух государств, где частный бизнес идет вторым эшелоном. Поэтому если государства не включены в проект – нет договоренностей межправкомиссии или обсуждений на уровне премьеров – проект практически не существует. И если с китайской стороны сейчас больше либерализации, то есть многие проекты реализуются без государственного участия, в России привыкли, что государство должно дать первичный толчок.

Второй момент. Если мы посмотрим, как продвигаются проекты в Амурской области или в Приморье, то там большую роль стало играть экспертное сообщество. Дело в том, что когда мы общаемся с восточными партнерами, неважно Китай это, Монголия или страны Юго-Восточной Азии, недостаточно просто предложить хороший проект, его нужно упаковать в национально ориентированную обертку. И если в США или Великобритании над этим работают крупнейшие институты, которые могут дать консультацию, как общаться с Востоком, у нас такого нет.

В-третьих, в Приамурье и Приморье китайцам предложили точечные и логистически простые проекты, которые четко показывают: когда будет прибыль, и как ее при необходимости репатриировать. Многие провалившиеся проекты страдали одним – они были слишком глобальны и не называли точных объемов инвестиций и отдачи, а Китай сегодня – абсолютно точечный инвестор, он инвестирует только в конкретные проекты.

- О китайских инвестициях в Россию говорят часто, но речь об ответных инвестициях отечественного бизнеса в КНР почти не идет. Почему?

- Общие инвестиции России в Китай, действительно, составляют менее 600 миллионов долларов. Это очень мало. При этом Китай абсолютно открыт для инвестиций, и технически вкладывать в него значительно проще, чем в Россию. Но, во-первых, Китай порой боится частных российских инвестпроектов, до конца не доверяя нашим бизнесменам, а, во-вторых, есть национальные особенности ведения бизнеса, с которыми российские предприниматели знакомы слабо из-за отсутствия нормальных центров по подготовке специалистов.

- Какие направления двустороннего экономического сотрудничества вы считаете наиболее перспективными?

- Давайте начнем с того, что проваливается. Очевидно, что старая схема, когда 70% российского экспорта в Китай составляет сырье, а взамен идет машинотехническое оборудование, себя изжила. России еще пять-шесть лет назад нужно было переключиться на новую схему, этого не произошло, и падение темпов роста российско-китайской торговли в последние годы – тому итог.

Теперь нужно смотреть, какие проекты могут сработать. Во-первых, это глубокая переработка нефтепродуктов. Во-вторых, «зеленая», то есть экологически чистая продукция. Для нее в Китае есть огромный рынок, а в России – большое желание. Но есть ряд логистических сложностей, в том числе позиции китайских властей по поставкам сельхозпродукции на территорию их страны.

Третий пункт – это, безусловно, туризм. Он только-только начинает расти, и в России для него еще не подготовлена инфраструктура. Надо понимать, что когда Китай развивал свой туризм, он делал это за счет огромных капиталовложений государства, поэтому если мы в России будем надеяться только на частных инвесторов, вряд ли удастся что-то привлечь. Не стоит надеяться и на китайцев, потому что они скорее придут на готовую инфраструктуру и станут ее эксплуатировать.

Четвертое направление – это научно-технические разработки. И здесь, конечно, необходимо создание совместных технопарков. У нас есть неверная позиция, что на Дальнем Востоке и в Сибири не хватает людей. Это в корне неправильная постановка вопроса, поскольку для развития науки нужно не количество, а качество населения. Как следствие, мы не можем говорить о нехватке населения, а можем говорить о его качестве. Соответственно, если государство будет вкладывать в передовые области образования, через пять-восемь лет мы получим возможность для создания крупных техноградов. С этого когда-то начинал Китай, и сегодня он является крупнейшим экспортером технологий в мире. Россия может выйти на тот же уровень, но совместно с КНР.

Нужно также учитывать, что если Россия заинтересована в реиндустриализации своих регионов, то Китай нуждается в нашей стране, как в рынке сбыта и в инфраструктурной системе для поставок товаров в другие государства. Китай не очень заинтересован в создании крупных предприятий на территории России, поэтому вырученные от торговли с КНР средства важно направлять на реиндустриализацию.

- Как вы относитесь к инициативе губернатора Ильковского о передаче в аренду китайским сельхозкомпаниям земли в Забайкалье? Насколько эта идея может быть успешной, и есть ли к ней интерес со стороны КНР?

- Во всем мире землю принято сдавать в аренду. Это не является революцией или изменой Родине, это стандартная ситуация. Китай довольно успешно арендует землю от Украины до Колумбии. И там этот опыт более успешен, чем в России. У нас же опыт сдачи китайцам земли в аренду показал, что земля очень быстро деградирует, портится ее плодородный слой. Поэтому главное – отработать систему требований эксплуатации земли и постоянных проверок. Неважно, кто обрабатывает землю, важно, чтобы она не деградировала, а государство получало доход.

Китайцы в этом проекте заинтересованы, поскольку Китай на сегодня является крупнейшим импортером продукции в мире. Общее количество обрабатываемых земель там составляет менее десяти процентов, а это меньше, чем в островной Японии. При этом города Китая растут, и если эта тенденция сохранится, к 2060 году городское население там составит 90 процентов, а обрабатывать землю будет некому. Власти КНР уже готовятся к закупке продовольствия, и России пора выходить на этот рынок.

Поэтому идея губернатора Ильковского хороша, но нужно делать так, как делает сам Китай: начать в тестовом режиме и через пять-шесть лет понять, выгодно это или нет. Кроме того, необходимо решить вопросы с миграционным законодательством, потому что если китайцы приезжают, работают и уезжают – это одна ситуация, а если они создают здесь компактные поселения и собственную инфраструктуру жизни – совершенно иная, при которой мы получаем кусок другой цивилизации на российской земле. Власти также должны учитывать общественное мнение и возможную реакцию россиян.

- В России принято бояться китайской экспансии, разделяете ли вы эти страхи?

- Китай для многих россиян – понятие скорее не реальное, а метафизическое.

Есть стереотипы, которые непонятно откуда берутся и неизвестно на что опираются. Прежде всего, тезис о демографической и экономической угрозах Китая. И хотя любой эксперт вам скажет, что никакого массового переезда китайцев в Россию нет, и даже, напротив, наблюдается их отток, тезис остается. Это связано с тем, что Россия привыкла опасаться неизвестной внешней угрозы, а Китай подходит на эту роль.

В реальности никакой демографической угрозы ни в районе Забайкалья, ни в районе Приморья нет. Да, китайцы в обиходных беседах говорят, что есть их земли, которые отошли России, но заявлять о захвате КНР российских территорий значит не понимать логику развития Китая. Любая попытка Китая агрессивно повести себя по отношению к России приведет к ухудшению отношений двух стран, и он потеряет все, чего добился. Поэтому нашим соседям выгодно не затрагивать территориальные вопросы, а приходить сюда с инвестициями.

Илья Баринов

Кстати

Участниками первого международного форума приграничного сотрудничества в Чите стали более 50 представителей Монголии и около 20 - Китая, а также делегаты из Москвы, Амурской и Иркутской областей, Хабаровского края и Республики Бурятия. Цель форума - создание экспертной площадки для обсуждения вопросов формирования приграничного сотрудничества, развития дружественных связей между странами в инвестиционном, экономическом, социальном и гуманитарном направлениях и в реализации совместных проектов.

Справка

Алексей МАСЛОВ – российский востоковед, ведущий специалист в области духовных, культурных традиций китайской цивилизации и современных социально-экономических и политических процессов в странах ШОС. Доктор исторических наук, профессор. Руководитель школы востоковедения «Высшей школы экономики». Автор 15 научных монографий, многочисленных научно-популярных книг по ушу, более ста научных статей, посвященных истории и традициям стран Восточной Азии.
Tags: Забайкалье, Китай
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments