eaquilla (eaquilla) wrote,
eaquilla
eaquilla

Category:

Второе путешествие в пещеры древних. (Л.Рампа. Тибетский мудрец) Часть 4

Оригинал взят у ladaria в Второе путешествие в пещеры древних. (Л.Рампа. Тибетский мудрец) Часть 4
Оригинал взят у psmirnova1 в Второе путешествие в пещеры древних. (Л.Рампа. Тибетский мудрец) Часть 4
Второе путешествие в пещеры древних.
(Л.Рампа. Тибетский мудрец)
Часть 4
4

Начало: Второе путешествие в пещеры древних. (Л.Рампа. Тибетский мудрец) Часть 1

           Второе путешествие в пещеры древних. (Л.Рампа. Тибетский мудрец) Часть 2

           Второе путешествие в пещеры древних. (Л.Рампа. Тибетский мудрец) Часть 3


Я вновь посмотрел на фигуры, сидящие передо мной, и почув­ствовал, как моё лицо заливает краска смущения. Зрелище голых людей было для меня совершенно непривычным.
- Учитель, - сказал я, - видите, там сидит совершенно чёрная женщина. Как такое может существовать в природе?
- Да, Лобсанг, должен признаться, что меня удивляет то изумление, которое ты выказываешь по этому поводу. Существу­ют люди различных цветов – белые, бронзовые, коричневые и чёрные, а в других мирах живут голубые и зелёные люди. Цвет кожи зависит от той пищи, которую они, а также их предки, обычно употребляли. Всё определяют секреты, вырабатываемые организмом. Но что же ты застыл? Иди же, изучай людей!
С этими словами Лама покинул комнату.
-А сейчас я собираюсь сделать записи о том, как мы попали сюда, что мы здесь делали, а затем приступлю к поискам пути наружу.
- Но, Учитель, - спросил я, волнуясь, - зачем же вам писать об этом, если сюда всё равно никто никогда не придет?

- Но люди являются сюда, Лобсанг! Невежественные называ­ют их корабли «НЛО». Они прибывают сюда на этих кораблях и останавливаются в комнатах, находящихся прямо над нами. Они являются сюда, чтобы получить послания и самим сообщить о том, что они обнаружили. Это – Садоводы Земли. Они обладают огромным запасом знаний. Но с течением времени они несколько деградировали. Когда-то эти богоподобные люди обладали совер­шенно безграничными способностями. Они могли абсолютно все! Затем «Главный Садовник» послал их на Землю, которая только формировалась. И Садовники множество раз осуществляли путе­шествие со скоростью света из своей вселенной на Землю и обрат­но. Но на Земле, как это бывало и в других мирах, произошла революция. Некоторым людям не нравилось, когда Садовники брали с собой в путешествия женщин, особенно если эти женщи­ны были чьими-то жёнами. Неизбежно возникали ссоры, и в ре­зультате Садовники разделились на две партии – на так называе­мую «партию правых» и на «партию отщепенцев». «Отщепенцы»  считали, что трудности долгих перелётов дают им право вкушать сексуальные услады, как только предоставляется возможность. Ес­ли «отщепенцы» не были в состоянии найти себе подружек своей породы, они, прилетая на Землю, выбирали там для себя самых крупных женщин. Однако несоответствие в росте между мужчи­нами-Садовниками и женщинами Земли все равно оставалось зна­чительным, и это привело к ссорам внутри партии «отщепенцев», и они, в свою очередь, раскололись на две партии. Одна партия отправилась на Восток, другая на Запад. Садовники, обладающие глубокими научными познаниями, создали ядерное (нейтронное) и лазерное оружие. Все это время они не прекращали совершать налеты друг на друга с целью похищения женщин.

Атаки порождали контратаки, и огромные летательные аппа­раты беспрестанно носились над землей. То, что произошло по­том, является историческим фактом: меньшая партия (которая была права в этом споре), отчаявшись победить иным путём, сбро­сила ядерную бомбу на лагерь противника. Сейчас эту зону назы­вают «Библейскими Землями». Взрыв уничтожил там все. Пустыня, которая сейчас находится там, когда-то была чудесным побе­режьем, омываемым сверкающими морскими водами. Но когда туда упала бомба, поднялся огромный пласт земли и почти вся вода ушла в Средиземное море и Атлантический океан. Из остат­ков воды образовался Нил. Мы всё это можем увидеть, Лобсанг, так как тут есть аппарат, который покажет нам сцены из прошло­го.
- Сцены из прошлого, Учитель? Как мы можем видеть то, что происходило миллионы лет назад?!
- Лобсанг, все в мире является вибрацией. Или, если сформулировать это более научно, то все вещи обладают определённой частотой. Следовательно, если мы сможем определить частоту этих событий – а нам это безусловно удастся, - то сможем и проследить за ними. Мы сможем добиться того, чтобы наши инс­трументы вибрировали с большей частотой, тогда эти вибрации смогут быстро догнать импульсы, выпущенные миллионы лет назад. А затем мы можем снизить частоту так, чтобы она совпала с частотой вибраций мудрецов древности. Тогда мы сможем уви­деть именно то, что происходило. Тебе ещё рано осознавать всё это до конца, но ты должен понять, что сейчас мы отправляемся в четвёртое измерение, где сможем догнать любое событие, проис­ходившее в третьем измерении. Затем, если мы просто будем спо­койно сидеть, то сможем наблюдать за всем, что происходило в действительности.

Думаю, что мы изрядно посмеемся, сравнивая то, что узнали, с тем, как эти события описываются в исторических книгах. Исто­рические книги преступны, так как они искажают факты и сбива­ют человека с пути. Но, Лобсанг, здесь есть такой аппарат – совсем рядом, в соседней комнате. Идём же, посмотрим на то, что люди назвали Потопом. Мы можем увидеть и то, что люди назвали Атлантидой. Но, как я уже говорил тебе, «Атлантида» - всего лишь общее название затонувших земель. Одна область ушла под воду неподалеку от Турции, другая же находилась рядом с тем местом, где сейчас находится Япония. Следуй за мной, и я покажу тебе кое-что.
С этими словами Лама поднялся на ноги, и я поспешил за ним.
- Конечно же, многие события мы отсняли на пленку, так как очень трудно каждый раз настраиваться на них. Но когда мы настраивались на события, то делали это очень тщательно, и пото­му сейчас располагаем точной записью всего, что происходило. А сейчас… – Лама  на минуту прервался, чтобы пересмотреть какие-то маленькие кассеты, стоящие на полке вдоль стены, затем выбрал одну из них и продолжал: - Да, эта подойдет. Сейчас просмотрим её.

С этими словами он вставил кассету в аппарат, и огромная модель Земли – около двадцати пяти футов в диаметре – вновь ожила. К моему изумлению, она стала двигаться то в одну сторону, то в другую, затем закружилась в обратном направлении и остано­вилась. Я стал смотреть на сцены, развернувшиеся передо мной. Но вот я уже больше не «смотрел» - я находился в самой гуще собы­тий. Я перенёсся на прекрасную землю – такой яркой зелени я ещё никогда не видел. Подо мной находился серебристый песок, а рядом плескалась вода. Вокруг были веселые, смеющиеся люди. Некоторые были одеты в нарядные, открытые пляжные костюмы. На других не было ничего. Обнажённые выглядели гораздо более скромно, чем те, кто нацепили на себя кусочки материи, чтобы подчеркнуть свою половую принадлежность.
Я взглянул на сверкающее море. Оно было голубым – таким же голубым, как небо. Стояла безветренная погода. Маленькие парусники состязались в скорости. А затем… затем, совершенно неожиданно, раздался страшный шум, и земля, содрогнувшись, стала наклоняться. Море тут же начало отступать, пока его дно не обнажилось полностью. Неожиданно мы все испытали совершенно потрясающее ощущение – мы стали жадно ловить ртом воздух, а земля под нами взмывала вверх. Вскоре все вокруг превратилось в горную гряду – везде, куда ни бросишь взор, были видны лишь вершины гор.

Казалось, что я стоял на самом краю твёрдой земли, и, взгля­нув себе под ноги, я ощутил как у меня засосало под ложечкой. Мы находились на такой высоте, что мне показалось, будто я попал в Райские Угодья. Рядом со мной не было ни души, я стоял там один и был страшно испуган. Тибет поднялся на тридцать тысяч футов примерно за тридцать секунд. Вдруг я понял, что мне стало тяжело дышать. Воздух был очень разреженным, и каждый вдох давался с трудом. Внезапно из глубокой трещины вверх ударила струя воды. Затем напор несколько ослабел, и вода начала прокладывать свой путь вниз, по новой земле, которая ещё совсем недавно была мор­ским дном. Так родилась великая Брахмапутра, которая сейчас впадает в Бенгальский Залив. Но тогда эта река не напоминала современную прозрачную Брахмапутру. Её воды несли с собой трупы людей и животных, деревья и разную грязь. Моё внимание привлекала не только вода, так как, к своему великому ужасу и изумлению, я обнаружил, что горы продолжают подниматься вверх. Вскоре я очутился посреди голой равнины, окруженной пиками гор. Этот огромный глобус оказался совершенно изумительной вещью, так как давал возможность не только наблюдать за проис­ходящим, но и переживать их, становиться полноправным участ­ником событий. Впервые увидев этот глобус, я подумал: «Хм, эта вещица, наверное, окажется чем-то вроде волшебного фонаря, который привезли нам миссионеры». Но когда я внимательнее присмотрелся к этой вещи, то мне показалось, что я падаю с неба, падаю с туч… падаю, как лист на землю. А затем я по-настоящему пережил события, которые произошли миллионы лет назад. Это был продукт цивилизации, намного превосходящий все достижения современной науки и техники. Я не могу передать вам всех своих ощущений, но скажу, что обнаружил, что могу там ходить. Меня заинтересовало то, что происходит в тени, и я стал прибли­жаться к ней. Тут-то я почувствовал, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО иду. И здесь, возможно впервые, человеческий глаз мог любоваться небольшой горой, на которой со временем будет возведена вели­кая Потала.
- Я действительно ничего не могу понять, Учитель. Это прос­то выше моих возможностей.
- Глупости, Лобсанг, глупости. Мы с тобой были вместе в течение многих жизней. Мы всегда были друзьями, Лобсанг. В этой жизни ты будешь моим преемником. Я уже прожил сотни лет – большую часть своей жизни, и я единственный человек в Тибе­те, который понимает до конца, как работают эти вещи. Это было моей задачей. А моей другой задачей, - тут Лама бросил на меня какой-то странный взгляд, - было твоё обучение. Я должен передать тебе все свои знания, чтобы ты в будущем… когда я погибну от удара кинжалом в спину… чтобы ты смог найти это место, смог вспомнить, как проникнуть сюда, вспомнить, как пользоваться этими аппаратами и возродить события прошлого. Ты должен понять, как мир пошёл по неверному пути, и сделать всё, чтобы исправить ошибку (хотя, что можно успеть сделать в этой жизни!). Но ничего, люди выбирают трудный путь, потому что пренебрегают лёгким. Они не осознают, что все эти страдания вовсе не нужны человечеству. Сражения, которые происходят между Африди и Индийской Британской Армией, никому не нуж­ны. Но они всегда будут сражаться, так как не видят иного способа существования. Но ведь лучше всего решать проблемы путём убеждений, а не убийств, насилия и пыток. Всё это причиняет вред жертве, но ещё больший вред палач причиняет самому себе.

- Сейчас нам следует немного заняться историей, подлинной историей, а не выставляемой в книгах ерундой, где истинное поло­ОСна дел изменяется таким образом, чтобы это не досаждало власть имущим.
Он провёл меня в помещение, которое мы условились назы­вать «Мировой Комнатой», и мы уселись там в закутке, называе­мом нами «консолью».
Это было действительно потрясающе; макет мира казался больше, чем комната, в которой он находился, что, по общему разумению, невозможно. Лама угадал мои мысли и сказал:
- Безусловно, когда мы входим сюда, то попадаем под влия­ние четвертого измерения, и в четвертом измерении получается модель, которая больше, чем содержащая ее комната, если эта комната трёхмерна.
Но давай оставим это и подумаем о следую­щем. Всё, что мы здесь видим, - это реальные события, происхо­дившие в мире в прошлом, что-то вроде эха. Если шуметь в местах обитания эха, то те же звуки неизбежно вернутся назад. Вот всё, что можно вкратце об этом сказать; это, конечно же, не строгое определение, потому что я пытаюсь, будучи в трёхмерном мире, толковать о том, что находится в четвёртом и пятом измерении. Итак, тебе придётся доверять своим чувствам, и тогда то, что ты видишь, будет абсолютно точным.
Он прошёлся по комнате и продолжил:
- Мы наблюдали образование мира, мы видели самые первые создания – гоминидов, помещённых в этот мир. Давай присту­пим к следующему этапу.
В комнате стало темно, и я вдруг обнаружил, что нахожусь в невероятно пугающем мире. Там были гигантские зве­ри, превосходившие своей уродливостью всё, что я когда-либо видел. С отвратительнейшим звуком огромные создания проноси­лись по воздуху, тяжело хлопая крыльями. Этот звук был похож на скрежет старой заскорузлой кожи. Крылья едва удерживали этих монстров в воздухе, Они кружили над землей, и внезапно один устремился вниз, чтобы схватить кусок пищи, который выпал из пасти другого, но, опускаясь на землю, эти создания так и остава­лись на ней. Крылья не могли поднять их снова в воздух, а ног, чтобы оттолкнуться от земли, у них не было.

Неописуемый шум донёсся из болота слева от меня. Этот шум ужаснул меня, и я почувствовал приступ тошноты и страха. И затем совсем рядом со мной из болотной грязи показалась кро­ОСная голова на длинной мощной шее. Шея была приблизитель­но двадцати футов длиной, и вода долго бурлила, прежде чем тварь выползла на берег. У неё было округлое тело и сужающийся хвост, служащий противовесом голове. Пока я смотрел на эту тварь, замирая от страха при мысли, что она, может быть, тоже видит меня, до меня донёсся ужасающий треск и грохот. Нечто огромное продиралось сквозь лес, расшвы­ривая стволы деревьев, как мы расшвыриваем соломинки. Какое-то мгновение я наблюдал громаднейшее из когда-либо виденных мною созданий.
Лама сказал:
- Давай переместимся через век-другой и посмотрим на пер­вых людей. Когда я поднял глаза, то увидел ужасающего вида создания, шествующие мимо. Их было шесть, все с нависшими бровями и почти без шеи. Каждое несло оружие – большой обломок дерева. С одного конца он сужался как рукоятка, другой же конец представлял из себя узел или нарост, и он по прочности превосходил обычное дерево, из которого изготовлялась дубина. Существа прошли мимо. Одно из них, женщина, на ходу кормила грудью ребенка. Беззвучно ступа­ли они по топи, без единого всплеска или хлюпанья, при полной тишине. Я проводил их взглядом и затем вновь, как мне показа­лось, впал в дрему, поскольку когда я опять поднял глаза, то увидел великолепный город.

Город был выстроен из светящихся камней различных цветов, здесь мосты были в ширину улиц, и над дорогами неслись механи­ческие птицы, наполненные людьми. Эти приспособления могли останавливаться и зависать в воздухе, когда люди входили или выходили. Затем, совершенно неожиданно, все обернулись и стали пристально всматриваться в линию горизонта, пролегающую по верхушкам горной цепи. Вскоре оттуда послышался раскатистый гул, и затем показалась целая стая механических птиц, закружив­шаяся над городом. Люди повсюду бежали. Некоторые падали на колени и принимались молиться, однако священники, я заметил, не задерживались для молитвы, они вложили всю свою энергию в побег. После нескольких минут кружения дверцы, находящиеся в днище этих птиц, раскрылись, и оттуда посыпались металлические коробочки. Затем дверцы закрылись, и механические птицы ис­чезли из поля зрения. Город поднялся в воздух и пылью опустился на землю, и только затем мы услышали удар и ощутили сотрясе­ние, поскольку взгляд быстрее слуха. До нас донеслись крики лю­дей, заваленных балками и погребенных в пыли. И вновь навалилась дремота, только так я и могу это назвать – дремота, потому что мне не удалось уловить никакого разрыва между тем, что я видел, и тем, что предстало моему взору теперь. Это были уже другие, более поздние времена, и я увидел выстроен­ный город, великолепный город, город превосходной красоты. Он был действительно произведением искусства. Шпили парили вы­соко в облаках, и утонченные ажурные металлические мосты сое­диняли одно здание с другим. Повсюду были люди, люди занима­лись своими обычными делами, покупали, продавали, останавли­вались на углах улиц и обсуждали происходящее. Затем послышал­ся страшный гул, и неисчислимая стая механических птиц спло­ченными рядами пронеслась над головами людей, которые смея­лись, выкрикивали приветствия и махали вслед. Механические птицы беспрепятственно продолжали свой путь. Они пересекли гряду, и затем до нас донесся удар и скрежет. Теперь мы знали, что «наша сторона» отплатила врагу за причиненный ущерб. Но… но механические птицы возвращались, или не возвращались, ибо они были не наши, они были другие, какие-то из них были другой формы, многие – других цветов. И они нависли над нашим горо­дом, и вновь посыпались бомбы. Наш город был сметен шквалом огня, огонь ревел и свирепствовал, и все было выжжено и упало пеплом на землю. Ажурные металлические мосты на зданиях на­калялись докрасна, затем белели, а потом начинали таять, и жид­кий металл падал, как дождь. Вскоре я стоял на равнине – это единственное, что осталось от всего этого. Не было деревьев, вели­колепные озера исчезли, обратились в пар, и я стоял и смотрел вокруг себя и пытался понять смысл всего этого, почему одни Садовники Земли бились против других Садовников? Но смысла в происходившем я не увидел. Затем мир вздрогнул и померк. Я обнаружил, что сижу на стуле рядом с Ламой. Он выглядел печаль­нее всех, кого я когда-либо встречал в своей жизни.

- Лобсанг, это случается с миром миллионы лег. Здесь были люди высокого культурного уровня, но каким-то образом они поссорились с другими, и каждая из сторон настолько разбомбила или расстреляла противоположную, что осталось лишь несколько человек, которые укрылись в пещерах. Через несколько лет они выползли, чтобы дать начало новой цивилизации. И эта цивили­зация в свою очередь будет уничтожена, и все останки будут втоп­таны глубоко в землю земледельцами, которые пытаются засеять вспаханную войной землю.
Лама выглядел бесконечно печальным, он сидел, подперев подбородок ладонью. И затем произнес:
- Я мог бы показать тебе всю историю мира, но, чтобы уви­деть её, тебе придётся потратить на это всю жизнь. Лучше я пока­жу тебе несколько вспышек, как мы их называем, и расскажу о прочих. Очень печально, но в этом мире пытались осесть люди различных типов. Была чёрная раса, она пришла после великой смуты, когда две белые расы оспаривали право на власть, и, конеч­но же, спор перешел в войну, Всегда война, всегда злые людские помыслы. Чёрная раса производила в мире ужасающее смешение вещей до тех пор, пока наконец не достигла цивили­зации очень высокого уровня, гораздо выше, чем уровень нашей цивилизации. Но затем две различные расы чёрных людей поссо­рились и стали неистово выискивать способ заполучить оружие, которое дало бы им власть и превосходство над своими соперни­ками. Итак, они достигли этого, и каким-то образом был дан сигнал к запуску этих, скажем так, ракет. Это стало причиной страш­ной беды в этом мире. Большинство людей было стёрто с лица земли, просто стёрто, как какая-нибудь колония свирепых муравь­ев. Однако всегда кто-то выживал, и поэтому сейчас существуют белая, чёрная и жёлтая расы. И одно время была еще зелёная раса. Люди в те дни жили сотни лет благодаря «клеткам памяти», которые были способны абсолютно точно воспроизводить отмираю­щие клетки. Но с тех пор, как эта способность была утрачена, наши жизни стали намного короче. Кроме того, в одну из войн произо­шел ужаснейший взрыв, и большая часть облачного покрова Земли была оторвана и выброшена в космос, и на землю стало прони­кать смертельное солнечное излучение. Прежняя продолжитель­ность жизни с семисот – восьми сот лет сократилась до семидесяти.

Солнце – это не просто добрый источник света и т. Д. Его излучение вредно для людей. Ты сам замечал, что у людей, которые стишком долго находились на солнце, темнела кожа, Если бы сол­нечный свет нёс добро, зачем бы Природа стала создавать против него защиту? Солнечное излучение испортило людей ещё больше, и обе группы Садовников Земли стали ещё агрессивнее. Однако одна из сторон была добрее и стремилась сделать человеческую расу процветающей и добродетельной, но люди слишком сильно облучались и заболевали туберкулёзом и раком. Вся поверхность мира, и люди в том числе, была подвержена болезням, кожным заболеваниям различных типов, которые преследовали их пос­тоянно, и не было от них спасения. Более того, солнечное излуче­ние проникало сквозь камни толщиной во много футов, и никакое жилище было не в состоянии защитить своих обитателей. По старым преданиям, в те времена существовали гиганты. И это действительно так. Гиганты принадлежали к одной из групп Садовников Земли. Их рост был в два-три раза выше среднего человеческого роста, движения были замедленны, и они не люби­ли работать. Гиганты хотели вернуться в те места, откуда пришли когда-то. Попытавшись это сделать; они обнаружили, что там их тоже ждут неприятности. Итак, одна группа Садовников была доброй, и помыслы её предводителя были добрыми, но другая сторона воплощала зло. Среди людей тёмной стороны процветала безнравственность, и они оставались глухи к призывам тех, кто хотел мирной и здоровой жизни. Эти добрые Садовники постигли, насколько бесполезно оста­ваться там, и, снарядив корабли и запасшись топливом, отправились обратно на землю. Скорость их кораблей превышала скорость света. Корабли перемещались настолько быстро, что никто из живых существ не мог бы управлять ими, поэтому они представляли собой разновид­ность компьютера со специальной защитой от метеоритов и дру­гих космических помех. Не будь этой защиты, корабль изрешети­ли бы метеориты и космическая пыль, что привело бы к потере воздуха и смерти всего экипажа.

Наконец они вернулись на Землю и нашли, что подготовка к новой войне идёт полным ходом. Тёмная сторона – плохая часть Садовников Земли – слишком легко стала смешиваться с людьми и обучать их многим из своих секретов. Мир становился всё хуже и хуже, и приближалась новая мировая война, которая должна была унести с собой жизни многих людей. Многим бы пришлось прятаться в пещерах и горных ущельях. Мудрецы уже сказали им обо всем, что должно было случиться, и люди решили, что нет ничего благого в том, чтобы жить праведной жизнью, если через несколько лет Земля всё равно будет уничтожена. И катастрофа надвигалась неумолимо.

- Как тебе известно, Лобсанг, все мы склонны думать, что этот мир вечен, и с этой мыслью мы практически разрушаем Все­ленную. Уже доказано вполне убедительно, что миры разлетаются друг от друга. Наилучший способ объяснить такое утверждение – это ещё раз повторить то, что время в этом мире абсолютно искус­ственно. Реальное время – это космическое время. И помнишь ли ты, я рассказывал тебе о раскалённых частицах, которые на огром­ной скорости ударяются о нечто грубое, и это приводит к возник­новению пламени? Так вот, если считать, что Бог воплотился в пространстве, то рождение, жизнь и смерть этого мира, как и других миров, сравнима со столкновениями этих частиц. Первоначально образуется огромное количество тепла пос­редством трения этих частиц о нечто твёрдое. Затем, когда дости­гается критическое количество тепла, происходит взрыв, вырыва­ется пламя. Потом пламя затихает и остаётся только раскалённый докрасна клубок частиц, который быстро остывает и становится обычной чёрной обгорелой массой. Земля образовалась таким об­разом, как и все другие планеты. Нам, живущим на Земле, она кажется вечной. Конечно, трудно представить себя временным существом, которое обитает на поверхности остывающей частицы только до тех пор, пока она не остынет окончательно. Гораздо спокойнее думать, что живёшь в мире, который будет существо­вать всегда. Ты понимаешь, к чему я клоню?
- Да, я понял. Лама, побывавший в известной школе в Германии, рассказывал мне о похожих частицах. Он говорил почти теми же словами, что и вы, однако добавил ещё, что несколько миллионов лет назад на поверхности этой частицы, или в нашем мире, температура достигла двадцати миллионов градусов по Фа­ренгейту, поскольку именно при такой температуре водород в атмосфере может быть преобразован в углерод, кислород и мно­жество других элементов. Все эти элементы необходимы в форми­ровании мира. Он сказал мне также, что перед концом мира Зем­ной шар расширится.
- Да, абсолютно верно.
Мы вошли в комнату, которую по размерам вполне можно было бы назвать залом. Тут же начало ощущаться слабое тепло, и мы увидели, как рассвет обращается в день. Это было нечто отлич­ное от того рода восходов, которые мы можем наблюдать сейчас, потому что все те живописные краски, которые мы видим при восходах и закатах – это просто-напросто отражения атмосфер­ных загрязнений. В те дни «загрязнения» были как хлеб для Земли – речь идёт об извержениях вулканов, удобрявших почву и ОС­тавлявших соли на дно морей. Соль – это жизнь. Мы расположились рядом с приспособлением, и Лама  продолжил:

- Давай-ка поговорим о странных вещах. Допустим, если бы люди существовали одновременно с вымершими давным-давно животными, то тем, возможно, доставляло бы удовольствие рас­таптывать и сметать со своего пути жалкие крошечные существа, которые вступили с ними в борьбу за существование. Однако древние существа, первые формы жизни на Земле, и сами были обре­чены. Например, брахтиозавры, самые странные твари, существовавшие когда-либо на Земле. Их внешний вид приводит в недоу­мение. Ультразавры, к примеру, наиболее замечательные сущест­ва. У них, должно быть, было очень высокое кровяное давление, поскольку голова их возносилась далеко вверх над телом, вес кото­рого превышал порой восемнадцать тонн. У этого животного бы­ло два мозга. Один находился в голове и отвечал за работу челюс­тей и передних ног, а второй – ниже спины, в задней части, и отвечал за хвост и задние ноги.

Tags: Буддизм, Тибет
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments