eaquilla (eaquilla) wrote,
eaquilla
eaquilla

Познер сдувается?

Оригинал взят у igor_golovin в Познер сдувается?
Есть мнение, что звезда мэтра журналистики миновала апогей и стремительно катится к закату.

Помните, ещё совсем недавно его программа шла по воскресеньям в прайм-тайм – в 18-00 по московскому времени, и к нему в эфир приходили даже премьер-министры. А уж министры и олигархи так просто толпой стояли в прихожей, подмигивая и помахивая ручкой нашему «властителю дум», чтобы он обратил на них своё светлейшее внимание. Теперь совсем не то. Саму программу Владимира Владимировича сдвинули на 00-00 по Москве в воскресенье, когда все нормальные люди уже давно спят, набираясь сил перед началом рабочей недели. Но это было бы ещё полбеды.



Но к Познеру на огонёк (как когда-то в программу «Зеркало» Сванидзе) перестали заходить сколько-нибудь серьёзные посетители. Ходят какие-то люди, которых ни по фамилии, ни по внешности невозможно идентифицировать. Кто такие? Откуда их принесло? Чем знамениты? Скоро, наверное, бомжей будет в свой эфир приглашать на безрыбье-то...

Но нет, это я всё-таки преувеличиваю... Ещё кое-кто из людей известных, бывает, заскочит, по старой памяти... А может, по неведению... думая, что попал на рейтинговую программу... Ну, с кем не бывает. Политиков стало маловато, всё больше деятели культуры, и в основном из тех, кто редко бывает на Родине и не знает об изменении ситуации.

Вот в воскресенье – 28 апреля – был Гергиев. Ну, тому простительно! Он далёк от политического мейнстрима. Витает в эмпиреях музыкальных и т.д.

Но вот ещё на неделю раньше в программу «Познер» заглянула сама Ирина Яровая – думская звезда первой величины, без всякого преувеличения, которая в последнее время озвучивает многие важные инициативы и законопроекты «Единой России». Как её затащил в свою избушку Владимир Владимирович, ума не приложу. Тем не менее, факт есть факт – зашла на стремительно затухающий познеровский огонёк.

Впрочем, Познер уже через 20 минут стал стремительно жалеть, что позвал Яровую в эфир, что было буквально аршинными буквами написано у него на лице.

Ведь напрашивалось же что-нибудь вроде "То есть я могу позвать в эфир Навального? Могу позвать Удальцова?", но Познер почему-то тоже не назвал имен, продемонстрировав тем самым уровень откровенности этого разговора — не выше нуля. Впрочем, и без этого эпизода все было ясно. "Не могу припомнить ни одного случая, когда кто-нибудь из администрации президента управлял бы правительством". О Нургалиеве — "Работал очень честно и внимательно, но это не значит, что у него все получилось", "Когда я предлагаю, я понимаю, что если я что-то предложил, то со мной согласятся". Гранит, в котором, по давнему выражению Медведева, должны отливаться его слова, в течение беседы с Познером был израсходован в гигантских количествах, но осталось неясно, что теперь делать с этим гранитом. Разве что тротуары мостить.

Действительно, и сам Познер и я, грешный, не считал Ирину Яровую крупным полемистом и не ждал от этого интервью настоящего шоу. Увы, мы оба с Владимиром Владимировичем, жестоко ошиблись. Ну, мне-то что – я «угорал» по эту сторону экрана, а вот бедняга Познер, который явно рассчитывал раскатать Ирину Анатольевну, растереть её в мелкую пыль, размазать по стенке тонким слоем, обломал об эту очаровательную женщину зубы уже после первых 20 минут эфира.

Изначально позиция Познера заключалась в том, чтобы заклеймить Яровую как ренегатку и предательницу светлых идеалов западной демократии. Это, кстати, постоянная тема у Владимира Владимировича.

Дело в том, что в последнее время очень многие «проверенные товарищи» из числа тех, кто составляли кадровый резерв мировой демократии в России первой волны тихо и незаметно мигрировали в «Единую Россию». Да не просто мигрировали, но с приходом Путина на третий срок, стали инициаторами множества законов, которые буквально, медленно, но верно, подводят «пятую колонну» (она же – «несистемная оппозиция», прости Господи!) «под точку замерзания», как говорили в сталинские времена.

Скажем, Андрей Исаев, который вышел из рядов демократических профсоюзов, был и социал-демократом, и анархо-синдикалистом, и членом «Демократической России», а сейчас стал рупором самых государственнических и консервативных думских сил. Трудно сказать, насколько искренней была сия метаморфоза, но нам, в конечном счёте, не замуж за Исаева выходить. Если сейчас он, пусть и конъюнктурно, борется с врагами России, это уже гораздо лучше, чем, если бы он России противостоял.

Но «пятая колонна» восприняла демарш Исаева в сторону Путина, как подлое предательство! Дескать, мы его, подлеца, в люди вывели, информационно раскрутили, распиарили, а он, негодяй, взял и предал идеалы мировой демократии.

То же, например, с Лаховой. Уж на что Екатерина Филипповна верно служила мировой демократии, продвигая ювенальные законы в Госдуме, и вдруг, откуда что взялось, взяла и перебежала на сторону Путина и даже стала одним из инициаторов «Закона имени Димы Яковлева», который американского заказчика категорически расстроил, прямо до слёз!..

И таких примеров становится всё больше и больше. Бегут с демократического корабля самые разные люди, на которых мировая демократия раньше могла твёрдо положиться.

И в случае с Ириной Яровой та же история. В свинцовые 90-е годы Ирину Анатольевну бес попутал связаться с партией «Яблоко», которая хоть и не была таким откровенным врагом России, как некоторые другие либеральные партии, но работала примерно на том же секторе политического поля. Потом, правда, Яровая одумалась и перешла в «Единую Россию», от которой и избралась в Госдуму.

Вот Познер и вспомнил Ирине Анатольевне этот проступок перед мировой демократией. Как же вы могли Ирина Анатольевна предать наши демократические идеалы? Как рука у вас поднялась на святое?

Но Ирина Анатольевна быстро отшила незадачливого престарелого ментора, сказав, что она никогда от «Яблока» не избиралась, а шла на выборы как независимый кандидат на фоне "бездействия партии "Яблоко".

Познер возмутился ещё больше: так вы «в отказ» пошли, Ирина Анатольевна? В «несознанку»? И начал «грузить» Яровую новыми и новыми обвинениями. Дескать, вам губернатор передал мандат, а сам пошёл на выборы "паровозом". А в "Википедии" сказано, что вы трижды баллотировались от "Яблоко".

ак получилось, что я уже написал несколько колонок, критикующих Познера и его одноименный проект «Познер». Писал я и то, что это лестница, ведущая вниз, — переходить от более-менее абсурдного, но все-таки достаточно живого ток-шоу «Времена» к обычному журналистскому интервью на телеэкране. И то, что интервью, вообще-то, так не берутся. Поскольку бессмысленно спрашивать у интервьюируемого то, что заведомо всем хорошо известно, а интервьюируемый сам подробно и без посторонней помощи озвучивает на всех перекрестках, как это делает, например, гость Познера Юрий Лужков.

Но Яровая не просто отбила удар, а перешла в контратаку в самой уязвимой для Познера области. Она сказала, что сейчас манипулируя информационной областью можно распространить любую чушь. "Я вам говорю перед многомиллионной аудиторией, глядя глаза в глаза, я всегда в законодательное собрание Камчатской области избиралась как независимый кандидат, а в Госдуму баллотировалась от "Единой России" и победила. Победила честно!".

"Кто набрал больше голосов: вы или губернатор?" - буквально взорвался Познер. Яровая спокойно ответила: "Нет! Там голосовали за списки, а не за номера".

Познер первый (но не последний!) раз сел в лужу в этой передаче. Он не знал такой простой вещи, что на выборах голосуют за список, а не за фамилию. Прокол даже для начинающего политического журналиста безобразный, а уж для такого "зубра" и подавно.

"Нет. Но в мире совсем не так..." , - пытался возражать Владимир Владимирович, но Яровая не дала ему закончить и сразу же контратаковала: "Если говорить о выборной системе США...".

"Нет! Мне эта система очень не нравится!" - завопил Познер, поняв, что сейчас последуют сокрушительные примеры из матери-демократии, от которых отбиться будет трудно, и быстро перевёл разговор.

"Власть меняет людей? Вот Галина Михалёва, ваша бывшая коллега, написала о вас: "Не было в ней раньше такой агрессивности. Жёсткость была. Как-никак прокурор... Но не в таких масштабах. Теперь Ирину будто бы подменили. Я её хорошо знала..." .

Ирина Анатольевна ответила спокойно: "Когда кто-то пытается, когда ему что-то не нравится, приписывать другому человеку агрессивность, это не очень хорошо его характеризует. Можно ли выдавать принципиальные решения в области национальной безопасности за агрессию?".

Поняв, что здесь ловить снова нечего, Познер опять перевёл разговор: дескать, я много езжу по стране и у нас главное чувство – это чувство незащищённости. Что вы об этом думаете, как глава Комитета по безопасности?

Но Яровая сразу же снова от обороны перешла в наступление: "Чем чаще ведущий 1-го канала будет говорить о якобы каких-то ощущениях, тем больше людей будут их испытывать".

"Вы уже говорите "якобы". Вы меня обвиняете в неточности?" - Познер не ожидал атаки в самую уязвимую область.

"Во многом то, что произносится в СМИ, влияет на ощущения человека. Сегодня в мире человек является потребителем информации, а объективная реальность размывается и утрачивается. Все масс-медиа и все СМИ направлены на то, чтобы влиять на человека. Вы же не станете этого отрицать?" - ответила Яровая.

Это уже бы настоящий удар под дых. Познер всегда дистанцировался от этой опасной темы, которая ставит под сомнение само понятие демократии, как идеи народовластия. Ведь понятно, что если СМИ могут управлять сознание людей (что так и есть!), то о каком же свободном выборе вообще идёт речь? Поэтому Познер и его коллеги никогда не говорят на такую опасную тему, а тут Яровая просто перешла на территорию противника и стала колошматить его в той области, где он даже ответить не может, потому что стоит только сказать слово, и потянется цепочка далеко идущих выводов.

Надо сказать, что это умение переводить поединок на поле противника, причём использовать аргументацию, которая заставляет противника не просто обороняться, но явно уходить от разговора, боясь ещё больше ухудшить свою позицию, есть показатель высшего мастерства полемиста, с чем Ирину Анатольевну можно только поздравить.

Впрочем, Познер всё-таки пытался сопротивляться: «Вы хотите сказать, что наши граждане стали жертвами СМИ?». «Я хочу сказать, - парировала Яровая, - что при сегодняшнем количестве угроз, не нужно пугать наших граждан и говорить, что у нас страшней, чем где бы то ни было. Это – неправда!». «Я, между прочим, тоже гражданин России…», - это, конечно, Познер. «Но, вместе с тем, одновременно и гражданин США…, - это Яровая. - Лично я много из того, что вы писали о России, категорически не принимаю!». «Разные точки зрения…» - это, конечно, Познер. Дескать, демократия у нас… «Вы знаете, когда это доходит до оскорбления… Ваши высказывания о Православии… Я считаю это оскорблением!» - Яровая продолжает наступать на территории противника.

«Это не оскорбления! Это – точка зрения!» - говорит Познер. «Когда человек хочет продемонстрировать некое высокомерие и гордыню, он говорит – идите в суд, доказывайте…», - здесь Яровая снова бьёт своего оппонента в самое уязвимое место.

Дело в том, что матёрые журналисты часто отсылают своих противников в суд, заранее зная, что доказать умысел в клевете и оскорблении очень трудно. Яровая сознательно выбивает у Познера и подобных ему персонажей этот моральный аргумент, превращая его позицию в аморальную.

«Вы очень хорошо обосновали в отношении СМИ свою позицию: сказал и за слова не отвечаю. Пусть разбираются другие. Эта позиция весьма распространённая… - продолжает Ирина Анатольевна. - В нашей стране есть традиции и культура, которая создана не вами и не мной и они нуждаются в уважении. Вот, например, ваша интерпретация истории России, как вы её подаёте, что это – история рабов – это оскорбление!».

Познер только и смог в ответ пролепетать, что «то, что вы считаете – это ваше право, а то, что я считаю – моё право. И давайте не будем сегодня… Но в данном случае я задаю вам вопросы…».

То есть, он окончательно перешёл к обороне и, просто используя своё положение ведущего, принудительно попытался перевести разговор.

Но забыл, с кем связался…

«Но мы же говорим об ощущении безопасности, а оно формируется не плоско, а из многих ощущений», - Яровая также принудительно не давала перевести разговор на другую тему. Но Познер всё-таки вывернулся и начал говорить о другом: «Насчёт клеветы. Вы являетесь инициатором этой статьи. Вы сами-то понимаете, что это за понятие? Вот вы сами назвали лидеров оппозиции – кучка, которая ничем не отличается от террористов, уголовников и кормятся из одних и тех же рук… Это – не оскорбление? Это – не клевета?». «Это оценка!» - с очаровательной улыбкой ответила Яровая. «То есть, когда вы говорите – это оценка, а когда я говорю – это клевета?» - чуть не заорал Познер. «Не передёргивайте! Это оценка, основанная на реальных фактах! Давайте возьмём вашу книгу…» - Ирина Анатольевна была само спокойствие.

Уже было видно, что она просто играет с маститым журналистом как кошка с пойманной мышью – ситуация для Познера нетерпимая. Он сам привык быть кошкой и никогда не примирял роль мыши…

«Причём тут моя книга!» - Познер уже не мог скрывать своего раздражения от явных всем провалов.

«Когда речь идёт о большинстве граждан России и когда им даётся такая оценка, которая демонстрирует… Там есть такие сильные слова: враждебность, отвращение… Это сильные слова! Слова о стране с тысячелетней историей, не как другие страны с историей в 200 лет, мы должны (обратите внимание, Яровая поставила акцент на слове «должны», а не слове «можем») относиться с уважением к нашей истории. Это то, что не требует доказательств!». «На мой взгляд, ВСЁ требует доказательств!» - отбивался Познер, но Яровая не давала ему привычно перехватить инициативу: «Оскорблением, я считаю фразу, что повальное ношение крестов, я считаю эксгибиционистским! Вы сказали, что повальное эксгибиционистское ношение крестов у вас вызывает отвращение! Это написано в вашей книге!».

Вы обратили внимание, что Яровая не просто заставляет Познера отбиваться, но фактически перешла на обсуждение личности самого интервьюера и его книги – ситуация просто нетерпимая для профессионального журналиста. Это всё равно, как если бы суд собрался судить подсудимого, а подсудимый заставил все стороны обсуждать моральный облик самого судьи и прокурора.

На месте Познера после этого ляпа нужно просто застрелиться. За такой непрофессионализм просто выгоняют с работы. Познер это понял и попытался снова (в который раз!) вернуть себе если не инициативу ведения интервью, но хотя бы уйти от обсуждения и осуждения собственной личности: «Оставим мою книгу! Вы хотите меня отвлечь от Вас…». «Мы говорим о проблемах…», - от Яровой так просто «злодею» не отделаться. Даром что ли прокурором была…».

Нет. Мы говорим о законе, который вы инициировали. Меня очень трудно отвлечь от моей темы…», - жалобно стонал Познер.

«Вы считаете, что за клевету не надо отвечать? Во всех странах мира есть ответственность за клевету», - сказала Яровая.

«Нужно…» - промямлил Познер.

«Тогда в чём вопрос? Вы очень ловко пытаетесь те элементарные правила, которые определяют безопасность, рассуждениям на тему: зачем это нужно? Это нужно как раз затем, чтобы была безопасность!» - мне это всё больше начинало напоминать бульдога, который впился в мягкое место жертвы, и его никак не могут от неё оттащить. Конечно, не совсем корректно очаровательную Ирину Анатольевну сравнивать с бульдогом, но надо признать, что хватка у неё мёртвая.

«Но у нас была статья о клевете. Её усилили…» - Познер пытается снова перевести разговор. «Не так! – отвечает Яровая. – В какой-то момент, не подумав, от неё отказались, а потом – вернули… Формула ответственности определяет безопасность… Если мы хотим, чтобы в обществе была безопасность, но не существовало ответственности – так не бывает».

Познер всё-таки улучил момент и попытался атаковать последний раз в этой передаче. Он начал цитировать «крамольное» (разумеется, с его точки зрения!) высказывание Яровой: «Все идеологические тезисы оппозиции, с точки зрения общепринятых нравственных категорий, настраивают людей на безнравственное поведение, побуждают их к ненависти и злости». И продолжил: «Если я ходил на Болотную, то получается, что я побуждаю к ненависти и злости? Это не клевета в мой адрес?».

«Это только в вашей интерпретации… - сухо ответила Яровая, как всегда мило улыбаясь. - Существует серьёзная разница между тем, когда вы хотите решить какую-то проблему и тем, когда вы хотите бороться с собственной страной и уничтожить основы государственности».

Клянусь Богом, до сих пор эту простейшую вещь практически никто не озвучил так чётко и ясно. Хотя всё давно всем понятно. Все прекрасно понимают, что существует такое понятие, как конструктивная критика, то есть такая критика, которая направлена на то, чтобы улучшить ситуацию, а существует, напротив, деструктивная критика, которая только маскируется под желание что-то исправить, а на самом деле, имеет целью дискредитацию самой идеи и деморализацию институтов власти. Но большинство полемистов от этого противопоставления уходят, видимо боясь, что трудно будет юридически корректно доказать разницу между конструктивной и деструктивной критикой. А вот Яровая не испугалась и сказала всё это вслух.

Яровая продолжала: «Вы позволите себе выйти на телеканал в Америке и сказать что-нибудь плохое о США? Я не знаю, правда это или нет, но если бы вы заикнулись в США о социализме – вас бы уволили и никуда больше не приняли…». «Это не так!» - возразил Познер. На лице его была написана радость – вот сейчас он, пользуясь большим знанием США, наконец, «размажет» оппонентку по столу…

Но Яровая не дала ему сказать ни слова: «Удивительно! Но я говорю о вашей книге!».

Познер поперхнулся, но всё-таки выдавил из себя: «В Америке больше, чем в Европе, можно сказать против президента и т.д.». Но Яровая опять успела ввернуть фразу: «Именно поэтому там при приёме на работу проверяют ваш контент в социальных сетях?..».

Надо было видеть в этот момент Познера. К сожалению, статья не может передать всю гамму чувств отразившихся на его лице.

Пожалуй, впервые в жизни, Познера в его собственной передаче чехвостили в хвост и в гриву. Он понял, что даже на поле обсуждения ситуации в его любимых США он будет на каждое своё слово получать 5 слов оппонента.

«Давайте оставим Америку. – устало сказал Познер. – Давайте поговорим о другой стране, о которой вы печётесь…».

«Я считаю себя русским человеком! – парировала Яровая. – Нужно бороться с проблемами, а не со своей страной! И если вы считаете позволительным оскорблять страну и граждан, то это – непозволительно. Если вы недовольны демократией, то значит вы за тоталитарное меньшинство? Так что ли?».

«Значит, мы являемся, с вашей точки зрения, той самой оппозицией, которая воспитывает ложь, ненависть и злобу?» - Познер уже окончательно перешёл к обороне.

«Слушайте! То, что я слышала на трибуне, те полные ненависти и злобы высказывания в отношении России… А что же это другое?» - сказала Яровая.

«У нас три минуты до конца программы…» - буквально выкрикнул Познер.

Итог поединка был уже ясен, оставалось только хотя бы выйти из поединка с минимальной потерей лица. Но Ирина Анатольевна не собиралась давать ему такой возможности. Она сказала: «мы, к сожалению, не поговорили ни об одном из законов, которые волнуют людей…».

«Я пытался… - заорал Познер, - Я задал вопрос, но вы ушли от ответа». «Нет. Вы не задали никакого вопроса!» - сказала Яровая. «А какой закон интересует людей?» - Познеру ничего не оставалось.

«Например, на следующей неделе будет рассматриваться закон о защите прав потерпевших и жертв насилия», - Яровая развивала наступление. «А закон о защите религиозных чувств? А закон о промилле очень интересует людей…», - Познер делал последние попытки повесить на Яровую, как он считает страшно непопулярные законы.

«Люди, которые погибают на дороге – их очень интересует этот закон…», - сказала Яровая. «…Взяткоемкий закон…». «Когда речь идёт о промилле, нельзя говорить, что нельзя пить, но можно выпить. Вот это как раз коррупционно емкий закон!» - это Яровая.

«Я говорю, что можно выпить определённое количество. Но при этом в США и Франции эта возможность существует» , - это, конечно, Познер.

«Ну, я же говорю с гражданином США…», - саркастически усмехнулась Яровая. «Да. И Франции, и России. Заметьте, и России…», - это, конечно, Познер.

«Но не считающим себя русским…», - заметила Яровая.

«Да, я не считаю себя русским! В России живёт много народов и нерусских», - Познер уже оправдывался…

«А вот я считаю себя русской!» - поставила точку в этой беседе Яровая. На этом интервью завершилось…

Я, честно говоря, ещё ни разу не видел, чтобы гораздо более сильные полемисты, чем Ирина Яровая, так блестяще провели полемику с таким маститым журналистом, как Познер. То есть, речь идёт даже не о том, что Яровая показала себя как блестящий полемист и настоящий боец. С очаровательной улыбкой она гасила и гасила все выпады Познера. Но это было бы ещё полбеды…

Она постоянно наступала, превращая интервью, которое по замыслу должно было стать судилищем над ней самой, «Единой Россией» и властью в целом в фактическое разоблачение самого Познера на его же поле. Причём, проделано это было так, что Познер всё интервью только отбивался, оборонялся от по-настоящему жёстких обвинений, которые вообще ему бросали в лицо впервые на официальном и столь высоком уровне.

Но даже оборона Познера выглядела жалко, а он сам терпел настолько явное поражение, что впору говорить о профпригодности.

Вместо лёгкой победы – сокрушительное поражение, и даже не удалось вывести Яровую из себя, и заставить, допускать ошибки.

В общем, скажу честно, я получил истинное удовольствие от этой теледуэли. Совершенно не ожидал, что Ирина Яровая так блестяще, с очаровательной улыбкой, раскатает самого Познера в труху. Вот ведь, как говорится, в тихом омуте...

Надо сказать, Познер уже не в первый раз «вляпывается» в сильного оппонента в собственной, можно сказать, «родной» передаче. Всё чаще его ставят на место самые разные люди.

И Проханов, уже традиционно портит Познеру всю обедню, и Никита Михалков находит нужные слова, чтобы поставить незадачливого интервьюера на полагающееся ему место, и даже Карен Шахназаров говорит совсем не то, что от него хочет услышать Владимир Владимирович (ещё раз, не подумайте, что Путин!), и отец Дмитрий Смирнов.

Теперь вот такой афронт от Ирины Яровой...

А, может, это старость, которая, как известно, отнюдь не радость? А, Владимир Владимирович? «Акела опять промахнулся?». Клыки затупились? А, может быть, это уже профнепригодность?

Не так давно депутаты Госдумы вполне официально направили руководству «Первого канала» запрос с требованием указать зарплату Познера. Константин Эрнст, который обычно всех посылает лесом, в данном случае не смог просто отмахнуться и вынужден был вертеться, как уж на сковородке, лишь бы не назвать в эфире эту страшную цифру, которая, в общем, давно является секретом Полишинеля. Ибо Познер получает за каждый выход в эфир со своей программой «Познер», по слухам, $45 тыс. или в месяц это получается 45000 х 4 программы = $180 тыс. или 5,5 млн. рублей в месяц или 66 млн. рублей в год!

Сейчас западная пропаганда и её прихвостни в «пятой колонне» любят в Интернете перемывать косточки депутатам с их зарплатой в 150 тыс. рублей в месяц, чиновникам из Администрации президента и правительства, чтобы те объяснили, откуда они взяли годовой доход, у кого 5-10 млн. рублей, у кого 20-30 млн. рублей, у кого 80 млн., у кого – целый миллиард...

Цель этой нехитрой операции – вызвать звериную ЗАВИСТЬ и НЕНАВИСТЬ у народа, особенно у той его части, которая получает всего 20-30 тыс. рублей в месяц. В общем, обычный приём, описанный на первых страницах любого учебника по ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЕ.

К сожалению, наше государство только учится вести ИНФОРМАЦИОННУЮ ВОЙНУ.

И ни у кого не возникает желания озвучить перед благодарным народом зарплату таких персонажей, как Познер с его 66 млн. рублей в год. И вся эта куча денег за такую непрофессиональную работу, как поединок с Ириной Яровой! Я уже не говорю про то, что государство вынуждено платить такие деньги откровенному врагу... Впрочем, враг Познер или друг – категории оценочные и индивидуальные... Для кого-то враг, для кого-то – друг...

И всё же. Не пора ли на покой, Владимир Владимирович (Познер)?

Дмитрий Терехов

Отсюда: http://www.chaskor.ru/article/pozner_sduvaetsya_32229



Subscribe

  • ИСЧЕЗНУВШИЙ РОЯЛЬ

    Михаил Казиник озвучил замечательную мысль: "У вас идет борьба между потомками декабристов и потомками зэков". Примерно ту же самую мысль…

  • Чита: мусорное Средневековье...

    Макс Жлутков создал новый канал о Чите и Забайкалье - "Как выжить в России?". Почему в России, когда он снимает ролики о Чите, но не…

  • Молоковка

    Здравствуйте, дорогие друзья! Сегодня хотел бы рассказать о знаменательном событии для меня в частности и для нашей команды в целом. К нам в…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments