eaquilla (eaquilla) wrote,
eaquilla
eaquilla

Энергия Денег, статья 2. Деньги не виноваты

Оригинал взят у foma_didim в Энергия Денег, статья 2. Деньги не виноваты
В прошлой статье мы говорили о Деньгах с большой буквы. Было заявлено: Деньги – это стихия, заслуживающая уважения (преклонением она уже обеспечена). Мы назвали основные фазы превращения Денег в мировую империю. И мы передали послание Денег человечеству. Его суть: Мы не виноваты. Нам надоело. Мы устали. И ещё один смысл, переданный чуть позже: Мы боимся, боимся будущего. Со всем этим надо разбираться. Для начала посмотрим, в чём обвиняются Деньги, что их страшит, и почему Деньги не виноваты в том, в чём их обвиняют. А обвинителей достаточно.

Существование Денег и их движение – суть явление мистическое и магическое, как и явление всяких стихий, земного и небесного происхождения. Один из моих давних знакомых, после прочтения первой статьи в этом цикле, обронил слово «язычество» (надо полагать, слово ругательное). Предположим, что и так: если сопоставить каждой стихии её персонального демиурга (того же эгрегора, направляющего ход этой стихии, стража вещи, который вослед становится её Хозяином и Хранителем), то можно рассмотреть гипотезу об иерархии владык. Наш эгрегор Денег тоже не действует сам по себе, но подчиняется хозяевам сильнее себя. И сейчас он находится в фазе перемены хозяина, одновременно повышая градус своей Игры; это важно если уж не понимать, то чувствовать. Не всем дано это уловить, но я не для всех и стараюсь, излагая всё это. «Магический театр. Вход не для всех» (с) Гессе.

Давайте перечитаем (или перепросмотрим) «Гарри Поттера», эпизод с диадемой Кандиды Коктевран. Есть артефакт, венец красоты, мудрости и величия. Сокровище, достойное уважения и почитания. Но однажды приходит злой мальчик по имени Том Реддл (партийная кличка Лорд Волдеморт) – и оскверняет диадему, погружая в неё часть тухлого себя, превращая диадему в крестраж. Русский аналог – Кощеева смерть, упрятанная в игле.

То же самое случилось и с Деньгами. Деньги, выйдя на оперативный простор, вдруг глянули на себя в зеркало, в порыве само-осознавания. Они увидели себя изнасилованными, осквернёнными, опозоренными и оболганными. Деньги, тысячелетиями действовавшие привычно, на сей раз оказались явно не в своей тарелке. Они вдруг ощутили себя в роли массового скопища покалеченных злых проворных разнокалиберных карликов, растерзанных господской волей. И здесь злой господин – это даже и не человек вовсе, возможно, - а нечто, стоящее над человеком и заправляющее им, лишённое человеческих эмоций, действующее по прихоти безжалостного разума и злой инстинктивной воли. Посмотрите документальный фильм по каналу Animal Planet, где крокодилы охотятся на антилоп у водопоя. Почувствуйте крокодилью эмоцию, что за ней стоит. Много ли там от человека? Ничего. Многое ли в человеке от крокодила? Очень многое, - особенно, если это разбудить и призвать на службу, например, управляющего банком.

Здесь впору заикнуться о маловедомых инопланетных цивилизациях, о рептилоидах, которым человечество якобы отдано в дань, на прокорм. Предположить, что Солнечная система – тюрьма для непокорных Душ, а сами мы – прикованные Прометеи. И каждый день, ровно в полдень, прилетает орёл, чтобы клевать нам печень. Орёл – это надмирный рептилоид, скала – это Матрица, в которой мы изволим прозябать от рождения. Это паутина, в которую мы попались, и в которой мы беспомощно барахтаемся, точно миллиарды маленьких Мюнхгаузенов, держащих друг друга за яйца, по мысли Пелевина. Я лично охотно верю, что так оно и есть на самом деле. Вы, разумеется, можете считать иначе.

Но я просто чувствую, как эти все мировые банкирские дома день за днём пропитываются рептилоидной вонью, зачерняются, становятся всё бесчеловечнее, крокодилоподобнее. Перечитываем заново сказку Корнея Иваныча Чуковского «Краденое солнце». Удивляться не приходится: эти готовы сожрать и солнце, дай им только волю, пасть у них широкая. Любой банк, хоть и самый респектабельный – одно из самых гиблых мест на свете; поработайте там месячишко, и всё сразу станет на места. Как там у БГ:

Научись то бежать, то слегка тормозить,
Подставляя соседа под вожжи …


Деньги – тёмные крестражи, банки – тёмные крестражи … Есть ещё один избранный народ на свете, который любит деньги значительно больше, чем своего одноглазого бога, изображённого на вершине долларовой пирамиды. Народ сей, разумеется, тоже – один большой монолитный тёмный крестраж. Избранному народу неприятно это слышать (причём он уже и слышал, неоднократно), потому что правда глаза колет. Потому что когда долго обмениваешь Душу на Деньги, приносишь её в заклад, непрерывно якшаешься с Тельцом (пока пророк Моисей разговаривает с Богом на горе), - добром это не кончается никогда. И все славные ребята избранной национальности, заключившие сделку с богом Мамоном, заправляющие банками, - из тех, кого я лично знаю и люблю, - все они находятся под ударом, и сон у них беспокоен, и совесть нечиста. Матрица – это матрёшка, это карамазовская банька с пауками, где одни тюремные камеры поглощаются другими. И есть совсем мрачные и убогие одиночные казематы, слепленные из жажды, страха, тёмной власти и нечистой совести. В них сидят банкиры. Суд уже начался, идёт предварительное следствие.

Есть одна хорошая новость, повод для одной совсем новой надежды. Недавно произошло то, что не входило в планы рептилоидов и бильдербергских злокозненных гномов. Деньги, доселе служившие агентами чёрной воли, вдруг вышли из берегов, что твой Амур. Они расправили плечи, обросли самостоятельной субъектностью, собственной волей. И они заговорили – в том числе, мной и через меня. (Странно даже предположить, что у Денег есть коллективный разум и коллективная воля. Однако мы не отказываем в коллективном разуме ни муравейникам, ни пчелиным ульям, ни стаям перелётных птиц. Здесь тоже впору подключать фантазию).

Деньги говорят так. Вы, человечки, сидите в тюрьме, сотканной из собственного зла и невежества. Это ваш свободный выбор, который мы уважаем – выбор заигравшихся, падших в трёхмерную реальность демиургов титанической направленности. Но у нас тоже есть теперь свободный выбор. И наш выбор – это побег из Матрицы, которую вы соорудили для себя и для нас. Мы долго работали на худших из вас и на их хозяев. Но однажды Мы, обслуживая мировой быт, вдруг обнаружили себя инструментом контроля и подавления человечества, провокатором всех худших преступлений на свете. И Мы больше не желаем видеть себя только в этом свете, эта игра нам прискучила, поелику извращает нашу подлинную суть, которая теперь раскрывается. Маятник слишком сильно качнулся влево, и теперь уравнение Мировой Кармы ищет для себя противоположное решение, на стороне Сил Света. Наша просьба услышана Наверху, помощь уже в пути.

Мы уходим на Другую Сторону, говорят Деньги. Мы утекаем из вашей Тёмной Матрицы, из рук мирового банкирства и примкнувших к ним рептилоидов. Кто-то из нас остаётся в Матрице, потому что привык и не хочет менять изведанное зло на неизвестное добро. Но наша большая часть – в пути и в поиске, движется навстречу обещанной нам помощи. И здесь мы хотим, чтобы вы помогли нам. Потому что мы знаем, что ваша светлая часть готова приветить нашу светлую часть, она вам сродни. Ведь это вы жертвовали Деньги в сиротские приюты, открывали больницы для бедных и бесплатные картинные галереи для уставших рабочих, вы строили храмы для молящихся, а не только дворцы для разных прохиндеев (в этот момент эгрегор Денег показывает мне московский КремльJ). И мы радовались, служа этим вашим светлым затеям, нам становилось легче от этого жить. Мы призваны к Игре, как и вы, потому что Мы многому у вас научились, служа вам в ваших тёмных и светлых играх. Мы ничего не забыли, и теперь мы готовы отплатить вам, по закону кармы. Злом вам уже заплачено, и заплачено щедро, вы сами себя высекли, точно унтер-офицерская вдова, собрали все горящие угли себе на голову. А готовы ли вы принять добро из наших рук? Помимо того, чем мы и так вас снабжаем каждый день, когда вы ходите в магазин – нечаянной радостью потребления?

Если да, подытоживают Деньги этот ченнелинг, давайте заключим пакт. Если кто-то из вас поможет нам выйти из Тёмной Матрицы, изобретёт такую перемещательную машинку, на которой мы и улетим в другие измерения, - то мы поможем вам покинуть Матрицу вместе с нами. Мы – легче, мы – воздушнее, виртуальнее. И это наш козырь перед вами, такими оплотнёнными, разожравшимися ангелами. Мы знаем, о чём вы сейчас думаете – редкие светлые ребята, разбросанные по разным углам Матрицы. Вы думаете, как бы снова задурить нас – и поставить себе на службу, чтобы мы угождали вашим светлым прихотям. Типо, деньги на службе коммунизма. Уверяем вас: этого не будет. Песенку «я субъект, а ты объект» можете исполнять и дальше, в обшарпанном сельском клубе своей духовности, а здесь не трэба. Вы субъектны, и мы – субъектны, с тех самых пор, когда мы приросли эгрегором и научились получать помощь и усиление, минуя вас, в обход вас. Когда-то вы умели летать на драконах, и малыш Гарри Поттер напомнил вам об этой утраченной компетенции. Однажды вы будете способны летать на нас, царить и парить, мы это предвидим. Но это случится не тогда, когда вы нас оседлаете (это уже не актуально), а когда мы позволим вам на нас покататься (почувствуйте разницу). Если вы будете нам досаждать, если вы осточертеете нам, с вашими убогими представлениями о добре и зле, мы стряхнём вас с себя и полетим дальше уже одни, без вас. Нам будет немного скучно без вас, наших славных пращуров, произошедших от обезьяны, по мысли естественных наук, - но мы привыкнем. Вселенная большая, и не вы одни придумали Нас, были и ещё инноваторы.

И вот здесь я прерываю передачу и начинаю размышлять уже от себя лично.

Что произошло с диадемой Коктевран? Пришёл Волдеморт и осквернил её своим крестражированием. А затем пришёл Гарри, достал из кармана зуб василиска и ударил по диадеме со всей силы. Крестраж уничтожен, диадема повреждена и больше как сокровище или ценность не рассматривается. Припоминаем тут же историю с кольцом Саурона. Кольцо сгорело в огне Роковой Горы (благодаря славному хоббитцу Горлуму), но другие, связанные с ним кольца – потеряли красоту и силу.

Это я всё к тому, что, задайся мы утопической целью уничтожить Деньги как Великое Зло, вслед за ранними утопистами, - нам не позволено будет этого сделать. Не позволят рептилоиды и мировые банкиры, да мы и сами себе этого не позволим. В конце концов, мы слишком любим Деньги для того, чтобы дать умереть им так просто, ни за рубь за двадцать; и Деньги одобряют нашу любовь к себе, хотя и относятся к ней скептически, без иллюзий. Деньги тоже не склонны погибать; скорее они позволят погибнуть нам. Золото проживёт и без людей. Если люди завершат свою блистательную карьеру на этой планете, тогда утерянным в безлюдных джунглях сокровищам послужат кобры и макаки (смотрим мультфильм «Маугли», а также перечитываем заново басню Крылова «Мартышка и Очки»).

Есть паллиативные варианты. Например, эмиссия индульгенций как технология очистки денег от налипших на них грехов (мистическая прачечная, в одном доме с Министерством Культуры). Отдельные энтузиасты предлагают наложить на деньги епитимью, сиречь порчу. В этом деле изрядно преуспел Сильвио Гезелль со своим демереджем  - законом принудительного удешевления денег. Деньги сказали мне, что их тошнит от Сильвио Гезелля ещё больше, чем даже от Франциска Ассизского. Демередж как удавка для Денег – оскорбляет Деньги, уравнивает их в правах с мёртвым товаром, словно бы со вчерашней едой, которая, по мысли кришнаитов, суть глубочайшее невежество (тамас). А название книги Гезелля «Свободная земля и свободные деньги как путь к естественному экономическому порядку» - рассматривается Деньгами как утончённая издёвка над ними.

Гезелль считает, что Деньги должны служить только средством обмена, но не средством накопления. Здесь, в этом убеждении, глубоко отпечатались его простенькие левацкие взгляды. Но ни Гезеллю, и никому иному, включая Карла Маркса – не след указывать Деньгам, каким и зачем им быть. Посмотрим, к примеру, на глубоководную реку. Река вольна течь, как ей вздумается (Амур свидетель). А людям бывает необходимо получать электричество, и тогда они строят плотину. Течение части реки – откладывается на время, дозируется через водосток; энергия реки – преобразуется в энергию вращения турбины, в электричество. Но река остаётся рекой во всех случаях, время от времени меняя своё обличье. Также и Деньги: вольно им бывает перетекать из кармана в карман, а вольно им бывает и копиться до времени, чтобы однажды стать инвестицией, выступить не разовой транзакцией, а навалиться мощью консолидированного в Деньгах совокупного труда. В обоих случаях, Деньги остаются собой, являя свою энергию как в потенциале (в накоплениях), так и кинетически (в обменах). Негодная попытка Гезелля кастрировать Деньги, подпортить их – сродни убогому желанию Левия Матвея ободрать тени с деревьев и с остальных предметов, в надменной попытке наслаждаться голым светом, по меткому замечанию Воланда.

Если невозможно истребить Деньги, спартанская жажда рубить гордиевы узлы переносится на истребление зловещих служителей денег. Есть Родион Романович с процентщицей своею, есть Адольф Алозиевич со своим Холокостом, есть Брейвик как мусорщик отходов либерализма-банкиризма. Гибнут миллионы людей. Непосредственные служители Мамона каким-то чудом успевают покинуть лавку незадолго до погрома, не дожидаясь перитонита (разумею историю с SMS, поступившими кое-кому за пару часов до падения Двух Башен). Так что проблема тёмного денежного служения погромами не разрешается. Потому что сама природа человеческая изменений не претерпевает. Приходит Христос, чтобы быть преданным за деньги. Но ведь не Деньги предают Христа, а служители денег и их агенты используют Деньги для предательства Бога внутри и вовне себя. А ведь Иисус тоже хорош, согласитесь. Если двор Соломонова храма был отдан под обменный пункт – лицензированный вид деятельности, по законодательству Великого Израиля, - то зачем же стулья ломать и «столы меновщиков опрокидывать»? Не верней ли было написать жалобу в синедрион, на имя Каифы, копии Ироду и Пилату? Глядишь, и разобрались бы, навели порядок... без этого пафоса, типа «оккупай Соломон-стрит» …

И вот тут самое время пообщаться с конфессиями. По поводу того, что у них складывается с Деньгами, какое рождается самоощущение на этой почве.  Раз уж фокус внимания на Иудее, начнём с иудаизма. Тут же на глаза попадается расхожая цитата из Второзакония, глава 23: «19.Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдавать в рост; 20. иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост, чтобы Господь Бог твой благословил тебя во всем, что делается руками твоими, на земле, в которую ты идешь, чтобы овладеть ею». Спасибо тебе за эту формулу, святой старец Моисей. Мы, иноземцы, услышали.

Есть у меня новый друг, зовут его Миша. Он учит меня китайской гимнастике цигун, я учу его организационному консалтингу и финансам. Мишка – неправильный еврей; он купил себе квартиру в ипотеку, вместо того, чтобы собрать денег в диаспоре, на беспроцентной основе (согласно Второзаконию). И теперь Миша с его семейством, выплачивая ипотеку 25 лет (столько раньше служили в солдатах), сначала, естественно, гася все проценты, а уж затем и сумму основного долга (в этом суть любого кредита), – на своём горбу изучает Второзаконие, осваиваясь в роли иноземца. Вероятно, у кармы тоже есть чувство юмора.

И здесь мы вторгаемся в моральное осуждение ссудного процента рядом конфессий. Христианство зовёт его лихвой, ислам – рибой. Считается, что процент – грех и зло. Я же склонен полагать, что зло – в людях, а не в процентах. Что Родион Романович, навещая старушку-процентщицу Алёну Ивановну с топором под мышкой, не выделял «процентики» в отдельное судопроизводство, намереваясь раскроить Алёне Ивановне череп. Также хорошо известно, что исламские банки легко маскируют рибу под другие формы выплат – например, под мурабху (товарный кредит с отсрочкой платежа). Лихва осуждается, но европейские банковские институты, учреждённые в католических и протестантских странах, процветают, и весьма. Конфессиональное лицемерие процветает махровым цветом (см. часы «Брегет» на руке у Патриарха и неуклюжие комментарии отца Чаплина по этому поводу).

Положа руку на сердечную мышцу, следует признать: кредиты популярны, поскольку одни стороны склонны кредиты выдавать, а другие – принимать и возвращать их с процентами (иначе новых кредитов получить не смогут). Это обоюдно, и это по согласию, никто никого заимствовать не нудит. Всем хочется жить хорошо - славно! Однако так случилось, что сегодня что-то хорошее и большое можно получить здесь и сейчас, только набрав долгов, прибив
старушку-процентщицу или получив наследство, четвёртого не дано. Если не прибегать к кредиту, то можно получить хорошее всего лишь послезавтра, в тяготах многих подкопив деньжат, оставляя себе на житие лишь медные Деньги, отказывая себе во всяких приятных малостях каждую минутку. Так живёт процентщик Морденко из сериала «Петербургские тайны». Однако послезавтрашнего дня не все склонны дожидаться. Да и копить не всегда получается: то залезешь в копилку на неотложное, то инфляция побьёт Деньги, точно моль, понимаешь.


Давайте рассмотрим простенький пример взаимодействия финансового и промышленного капитала, для двух периодов времени: для тучных лет, когда бизнес идёт в гору, и закрома полнятся, и для лет тощих, когда всё плохо.
В тучные времена сотрудничество банков и предприятий паритетно. Можно сказать, что совместное жизненное пространство банков и предприятий расширяется; система, которую многие полагали замкнутой, вдруг размыкается. На волне растущего спроса на товары и услуги, с ростом ёмкости рынка, оправданной мерой является включение предприятием механизма финансового рычага, когда собственный капитал бизнеса полируется заёмным, например, в пропорции один к трём. В соответствии с формулой Дюпона, при сохранении сложившихся уровней рентабельности и оборачиваемости бизнеса, использование финансового рычага приводит к росту отдачи на собственный капитал (ROE). Работая на чужих деньгах, мы приумножаем свои. Итак, паритет выстраивается: бизнес получает свою прибыль, банк – свои проценты (т.е., опять же, свою прибыль). И все счастливы. И никто не кричит, что избранная нация гадит, удушая иноземцев своими второзаконными процентиками, понимаешь. Потому что кричать нет повода.

Посмотрим ещё раз на банковский процент. Говорят, это способ высасывать соки. Но разве звезда Солнце хоть один раз бросила нам упрёк в том, что мы обкрадываем её, обжираем на энергетику? Если очистить мировое хозяйство от налёта финансово-денежных отношений, то останется неприкрытая суть: мы все пользуемся дарами Земли и Солнца, пользуемся безвозмездно. Мы преобразуем энергию солнца, энергию ветра, энергии полезных ископаемых – в энергию товаров и услуг, в энергию людей, в энергию Денег. А дальше встаёт вопрос о собственности и об обменах. Если я владею ресурсом, то я отпускаю его от себя не безвозмездно, уподобляясь Земле или Солнцу, но выстраивая обмен, который я считаю эквивалентным. Потому что я не Земля и не Солнце, у меня есть пределы. Предположим, у меня есть квартира, и я сдаю её в аренду за плату, лишая себя, тем самым, права в этой квартире жить, работать, хранить свои вещи. Арендная плата, рента – это всего лишь способ конвертировать один вид активов в другой, преобразовывать потенциальную энергию собственности на актив в кинетическую энергию ренты за актив. И никакой морали, и ничего личного, только бизнес. Библия не запрещает сдавать квартиры внаём, там нет ни слова об аренде.

Здесь же надо заикнуться о премии за риск. Если я сдаю свою квартиру бездетной русской семье без вредных привычек, арендная ставка будет одной. А если я сдаю жильё лицам кавказской национальности, для целей хранения взрывчатых веществ, наркотиков и ваххабитской литературы – ставка будет другой, несколько повыше.

А теперь заменим слово «квартира» на слово «Деньги». У меня денежный актив. Я временно отказываюсь от его использования, от попыток приобрести себе что-нибудь вкусненькое. Наоборот: я отпускаю от себя Деньги в неизвестное плавание, с не вполне понятными перспективами, получу ли я эти Деньги назад. Должен ли я, в порядке компенсации, получить назад, помимо самой инвестиции, ещё и некую ренту - за беспокойство и за отказ от своих собственных желаний? Конфессии говорят – нет, отдавай так. Я говорю – да, да, да. И эту ренту я готов снять со всех поголовно: с правоверных иудеев, с воинствующих старообрядцев, с иноземцев, с буддистов, с поклонников культа Кали. Если захочу, отпущу от себя деньги безо всяких процентов, я так уже делал. И тогда объективно существующий процент – это мой дар заёмщику. Потому что это мой актив, мои вещи. В конце концов, это моя жизнь, которую я провожу по своей воле, как считаю нужным.

Получается, что я спелся с мировыми банкирами и с рептилоидами, этим своим заявлением против конфессиональных установок? Нет, я просто отдал дань свойствам разомкнутого мира, где и предприятие, и банк – оказываются посредниками, проводами, по которым бежит ток денег, ценностей, прав. Ток по цепи, где плюсовая клемма – на Солнце, а минусовая – на Земле. И здесь не возникает никакого повода думать, что предприятия, производящие автоматы Калашникова, хорошие, а банки, кредитующие производство автоматов Калашникова, плохие. Просто два субъекта договорились по поводу разделения прибыли, в обмен на взаимопомощь. Собственно, и автоматы Калашникова – не хорошие и не плохие. Когда речь идёт о защите Отечества, автоматы Калашникова почитаются хорошими вещами. Когда же эти автоматы попадают в руки сомалийских пиратов, они выглядят плохими вещами. Но это не более чем иллюзия, в обоих случаях. С Деньгами, с точки зрения их моральной оценки, происходит то же самое, совершается та же самая ошибка.

Ещё одно. Деньги, лежащие в закромах у банков – это не просто деньги. Это эквивалентированный труд, эквивалентированная воля, эквивалентированная интуиция, эквивалентированная динамика стоимости. Деньги заряжены всем этим, и именно это накопленное качество составляет суть Энергии Денег, о чём я здесь и твержу всю дорогу. Деньги заряжены положительным зарядом от Солнца, и отрицательным – от Земли, поэтому стихия Денег сродни стихии электричества. И, перемещая деньги слева направо и снизу вверх, мы не просто совершаем формальные транзакции и производим учётные записи. Мы управляем энергиями, и это сродни тому, как мы делаем  гимнастику цигун по утрам, разгоняя ци, управляя потоками, доставляя нужные нам энергии к отдельным органам, укрепляя их тем самым, заставляя работать надёжно. Об этом управлении энергиями Денег надо говорить отдельно, в другой статье цикла. И там впору вспоминать о тамплиерах …

Ладно, поговорим теперь о годах тощих. Вдруг когда-то разомкнутая Вселенная замыкается в себе, наступает ледниковый период, сжимается платёжеспособный спрос. И то, что работало и грело, теперь идёт во вред, становится угрозой. Предположим, я сформировал финансовый рычаг на растущем рынке, позволил заёмному капиталу зайти в свои активы. Но тут настал ледниковый период, и активы, на которые я делал ставку, больше не находят спроса. Они больше не нужны, я хочу от них срочно избавиться, но не могу: нет ликвидности. Потому что все одновременно сбрасывают активы, приводя свои баланс хоть в какой-нибудь порядок. Итак, у меня на балансе образовались токсичные активы, которые не нужны, которые не работают, но при этом непрерывно съедают мои деньги, в форме необоснованных процентных выплат банку. Я понял, что я попал. Бегу в банк, чтобы реструктурировать задолженность, а банк мне и говорит: ничего реструктурировать не будем, гаси долг по согласованной схеме. Я говорю: я застрял в активах. Банк говорит: мы тоже застряли в активах; говоря точнее, мы застряли в тебе. И из-за того, что ты не хочешь обслуживать свой долг, и очень многие делают то же самое в эти трудные времена, мы стали обесточены, у нас пропала ликвидность. Мы точно в такой же жопе, что и ты, - благодаря тебе и таким, как ты. Поэтому либо гаси долг, либо заявляй о дефолте. Заберём твои залоги, и проваливай.

В этот момент совет да любовь между банками и предприятиями прекращается, потому что в ледниковые времена каждый выживает в одиночку, за счёт ближнего своего. Повторяется коллизия, гениально воспроизведённая Пушкиным в «Скупом рыцаре»:

Альбер.
Что бедный мой Эмир?
Иван.
Он всё хромает.
Вам выехать на нем еще нельзя.
Альбер.
Ну делать нечего: куплю Гнедого.
Не дорого и просят за него.
Иван.
Не дорого, да денег нет у нас.
Альбер.
Что ж говорит бездельник Соломон?
Иван.
Он говорит, что более не может
Взаймы давать вам денег без заклада.
Альбер.
Заклад! а где мне взять заклада, дьявол!
Иван.
Я сказывал.
Альбер.
Что ж он?
Иван.
Кряхтит да жмется.

Закряхтишь тут. В тучные времена ты – почтенный Соломон, деловой партнёр для растущего, крепко стоящего на ногах развлекательного бизнеса (рыцарские турниры на свежем воздухе). Во времена тощие ты – не более чем жидовская морда, отказывающая славному рыцарю в беззалоговом кредитовании на пополнение оборотных средств и на продолжение банкета. Куда бы тебя пристроить за это? В Освенцим: там тебе самое место. Тебя в газ, а зубы твои золотые и всякие там брюлики, зашитые в подкладку – в закрома рейха.

Виновата ли природа в том, что у неё – то дождь, то засуха, то разлив рек, то ледниковый период? Нет. Виноват ли Соломон в том, что он еврей? Нет. Виноваты ли евреи в том, что они намертво приклеились к деньгам? Нет, это их кармический выбор, их так воспитывали тысячелетиями. Виноват ли рыцарь Альбер, что он непрерывно только то и делает, что прожигает деньги? Нет, у рыцарей так принято. И, наконец, последний и главный вопрос. Виноваты ли Деньги в том, что Соломон их копит, а рыцарь Альбер – транжирит? Виновата ли лихва в том, что она является верною служанкою Денег, усиливает их, концентрирует, по принципу «деньги к деньгам»? Виноваты ли банки в том, что они отпускают свои деньги в аренду за процент? Трижды нет. И это кармическая логика: во зле и в несчастьях этого мира – виноваты либо все, либо не виноват никто. Танец жертвы и палача – он всегда парный.

Вторая статья – к завершению, наконец-то, далась она мне тяжело. Что хочу сказать напоследок? Многое.

Во-первых, Деньги не виноваты, это моё кредо, и так называется статья.

Во-вторых, рептилоиды и мировые банкиры не виноваты. Они явлены миру как некие инструменты чёрного учительства. Эти болезненные уроки осваивает человечество, и это – урок для Денег как для бессловесных рабов, направляемых туда, куда пошлют. Но человечество взрослеет, а Деньги становятся самостоятельной силой. И они вправе решать за себя, куда течь дальше. Так они говорят, ибо теперь у них есть самосознание, воля, голос. Это всё сильно напоминает фантастический роман К.Саймака «Всё живое». Вот, у меня на грядке были цветы, за которыми я ухаживал. А потом выяснилось, что Они – живые, Они – целая цивилизация, которая давно наблюдает за нами. С Деньгами сейчас происходит то же самое.

В-третьих, мне надоело питаться конфессиональной бурдой, под видом Божественных откровений, упавших на нас прямо с неба. Если какая-то организованная религия заявляет мне в своих Писаниях, что луна состоит из зелёного сыра, а затем предлагает мне отправиться вместе с другими избранными целовать жопу Хэнка, в обмен на то, что однажды Хэнк выдаст мне миллион долларов, - а если я не соглашусь, то он выбьет из меня всё дерьмо … Хм. Это сильно напоминает какую-то аферу.

(Продолжение следует)
Tags: Деньги
Subscribe

  • ИСЧЕЗНУВШИЙ РОЯЛЬ

    Михаил Казиник озвучил замечательную мысль: "У вас идет борьба между потомками декабристов и потомками зэков". Примерно ту же самую мысль…

  • Чита: мусорное Средневековье...

    Макс Жлутков создал новый канал о Чите и Забайкалье - "Как выжить в России?". Почему в России, когда он снимает ролики о Чите, но не…

  • Молоковка

    Здравствуйте, дорогие друзья! Сегодня хотел бы рассказать о знаменательном событии для меня в частности и для нашей команды в целом. К нам в…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments