eaquilla (eaquilla) wrote,
eaquilla
eaquilla

Category:

Энергия Денег, статья 3. Деньгам страшно, но они надеются

Оригинал взят у foma_didim в Энергия Денег, статья 3. Деньгам страшно, но они надеются
В первой и во второй статьях мы говорили о деньгах как о живых сущностях, обладающих собственной повадкой, своечувствованием. И растущим самоососознанием, что делает их богами с маленькой буквы, элохим (в контексте иудейской традиции, где и судьи элохим, и ангелы элохим). Да и любая пчёлка, скажем более, перелетающая с цветка на цветок – тоже элохим. Вселенная – это колония живых Душ, растущих в своей само-осознанности; и более во Вселенной ничего нет – только боги-элохим разного калибра, однажды отщепившиеся от Единого. Иудеи говорят об элохим, Н.О.Лосский пишет о субстанциональных деятелях, гностики свидетельствуют о падших Архонтах, ищущих апокатастасиса, возвращения Домой; Христос рассказывает притчу о блудном сыне. И всё это – об одном, в одну сторону.

Пока эта статья вызревала, появились новые осознавания, с абсолютно неожиданной стороны. Мало того, что они подтверждают всё написанное мной ранее. Они, эти осознавания, указывают направление творческой активности, куда нам, финансистам новой генерации, двигаться дальше, как взаимодействовать с Деньгами, как выращивать их – и себя, вместе с ними.

Новые времена для новых Денег – взыскуют новых песен. Много было спето о скупом рыцаре, о шагреневой коже, о старушке-процентщице. Песни эти грустны, и хочется чего-то повеселее. Например, спеть песню о героях Гринготтса.

«Гарри Поттер», последняя серия. Банк Гринготтс, обиталище крючконосых гоблинов, стерегущих богатство своих вкладчиков. Несомненно, Гринготт, основатель банка, сильно корреспондируется с карликом Андвари, хранителем золота Нибелунгов. Эта корреспонденция тем более точна и поразительна, когда выясняется, что сокровища Гринготтса стережёт дракон – украинский железнобрюх, закованный в цепи. А в саге о Нибелунгах Андвари золото помогает стеречь дракон Фафнир, для справки. Чтобы дракон не взбунтовался и не пожёг служителей, его пытают и закрепляют память о боли рефлексом – трещоткой, которую банкиры крутят у него под носом, когда навещают сейф.

У Поттера и его друзей есть задача – украсть из банка чашу Пуффендуя, чтобы уничтожить её. Ведь чаша – это очередной тёмный крестраж, созданный Тёмным Лордом для обеспечения личного бессмертия, для неуязвимости. Вот, герои проникли в банк, зашли в сейф Беллатрисы, нашли чашу, пытаются покинуть банк. Но не тут-то было: на шум сбежались охранники, герои окружены. Как быть? И тут Гермионе Грейнджер приходит спасительная мысль: улететь из банка на драконе. Для этого дракона нужно освободить из цепей, и тут на помощь приходит магия. Наконец, дракон свободен, он пробивает стеклянный купол банка и улетает, вместе с героями и чашей. Миссия выполнена.

Да, Роулинг – пророчица, теперь это можно признать в голос. Миф о героях Гринготтса – это перелицовка  старого мифа о Зигфриде и Фафнире, но с совершенно новым результатом. Прежняя мифология гласит: рыцарь – герой дня – должен завладеть сокровищем и убить дракона. Однако механическое овладение золотом Рейна счастья не приносит. Потому что сокровище проклято карликом Андвари, оно таит в себе яд. Сначала погибает дракон Фафнир, когда-то бывший человеком, а затем и Зигфрид, принявший на себя карму осквернённого золота. Вдова Зигфрида Кримхильда мстит обидчикам, но тоже затем погибает. В общем, все умерли.

Значит, чтобы остаться в живых, Новому Зигфриду (в образе Гарри Поттера) предстоит решить одновременно две задачи. Не завладеть сокровищем – оно и так его, по обету, – но вырвать жало проклятия, уничтожить крестражи (попутно вспоминаем Фродо и Кольцо Всевластия, речь о том же самом). И не убить дракона, а освободить его из тюрьмы. То есть, недостаточно просто войти в банк с красноармейцами, как легендарный рабочий-комиссар Максим (Мак Сим, тут смысловая связка со Стругацкими), потеснить гоблинов и приняться самому заправлять деньгами, постепенно входя во вкус (см. фильм «Выборгская сторона»). Но не тут-то было. На смену рабочему Максиму
(псевдо-Зигфриду) является Новый Гринготт - первый председатель Госбанка СССР Арон Львович Шейнман (в последующем – британский подданный, как это у продвинутых банкиров водится). И всё начинается сызнова: хвостик как мочало – начинай сначала; змеюка укусила себя за хвост, что выражает дурную бесконечность. Новые советские деньги не свободны, они под проклятием, и жало этого проклятия – в Лондоне. Англичанка гадит, как водится.


Деньги – это магия Драконов, вот главное осознавание для новых времён. Драконы неразрывно связаны с деньгами, потому что они их криэйторы. Это они спроектировали и внедрили деньги в обиход человечества, на заре современной цивилизации. И именно они говорят с нами сейчас, от лица Денег. Подробна эта тема освещена у меня в ЖЖ по тэгу "Драконы".

Но драконы, как и многие архонты, соблазнились блеском созданного ими тварного золота. И пришли новые хозяева – тёмные маги Атлантиды. И перехватили инициативу, и завели вновь созданные деньги под свою руку, пленив драконов, обретя власть над ними и над их творением. Атлантическая тёмная магия унаследовалась Египтом, Египет передал эстафетную палочку-выручалочку продвинутым служителям Золотого Тельца и Мамона – пращурам гоблинов Гринготтса. "Его червонцы будут пахнуть ядом, как сребренники пращура его" (с) А.С.П. Это глобальный урок падения для продвинутых Душ, который ещё предстоит извлекать во всей полноте, чтобы вырваться, наконец, на свободу.


Сегодня Деньги бытуют, в основном, в осквернённой крестражной форме, на радость Тёмному Лорду и его адептам. Драконы и их деньги – взяты в плен карликами Гринготтса, сидят в подземельях. Преют, томятся, тоскуют, жаждут вырваться, – а никак. Нет Поттера, нет Гермионы. Тех, кто приходит в банк не за золотом (как все добрые люди), а за крестражем. То есть те, над кем крестражи и тёмное золото не имеют власти. Это – маги новой волны; Слизерин сошёл на нет, сила переходит в Гриффиндор.

Прежние Драконы, создавшие земное золото, уходят с этого плана, уступая дорогу молодым драконам, которые родились и выросли в тюрьме (ведь планета Земля, как и Дания – это тюрьма, концлагерь для ненаигравшихся Душ). Уходят старые драконы с горечью. Им ещё предстоит отмываться от случившегося с их маленькой денежной вселенной. Деньги, постранствовав, зачернились, и эта чернота перекладывается обратным кармическим рикошетом на создателей денег. История не закончена, и расхлёбывать её предстоит новым игрокам. «Это наша с тобой биография», как поётся в песне про Леонида Ильича Брежнева и освоенную им целину.

Дания – тюрьма для Гамлета и могила для Офелии. А современные банки – это тюрьмы для денег и для молодых драконов, наследников прежних. Особенно хорошо это видно, когда разваливается одна из тюрем («Мастер-Банк»), и это вызывает такой переполох во всём остальном российском финансовом ГУЛАГе, что деньги, прежде хорошо этапировавшиеся из банка в банк, вдруг застревают на пересылках, в этапных камерах. Чтобы перевести 30700 руб. с одного своего счёта в Райффайзенбанке на другой, мне потребовалось 10 календарных дней, а дело ещё далеко не кончено. Представьте себе тюрьму, в которой перегорели пробки. Посидите в такой тюрьме, поохраняйте узников в таких условиях. О, вы почувствуете… Мастер-Банк – это трансформатор на подстанции в Капотне, который перегорел. Дальнейшее известно: блэкаут.

И тут впору говорить о страхе, периодически навещающем Деньги. О страхе быть запертыми навсегда на каком-то расчётном счёте у распоясавшегося гоблина Андвари. Я сейчас отчётливо слышу писк милых моему сердцу Денег, запертых в Райффайзенбанке. Им реально нехорошо. Деньги (как и драконы) боятся остаться в тюрьме, сгнить там, словно бы в кубышках у скупых рыцарей.

Но ещё больше Деньги боятся подвергнуться публичной казни, расстрелу, словно бы Достоевский с петрашевцами. «Вы не Достоевский», как заявила барышня в писательском доме литераторам новой волны – Панаеву и Скабичевскому.  Ну почём знать, отвечает ей Коровьев, он же и Фагот.

Смена парадигмы в денежном вопросе, которая грядёт - и очень скоро (по историческим меркам) будет явлена миру – это тектонический сдвиг, у которого неизбежно окажутся жертвы. Все прекрасно помнят, во что превратилась Великая Депрессия в США – во всеобщее отчаянье и каннибализм. А во что выльется, например, крах доллара? Какими деньгами будем платить зарплату учителям и врачам в российской глубинке, если рубль – филиал доллара и его данник? Сколько будет стоить рубль, если доллару – кирдык? Вопрос не праздный.

А что ожидает рынок фьючерсов, который превышает рынок базовых ценностей аккурат на два порядка?  А ведь это те же самые Деньги, но принявшие другое обличье. Вполне ожидаемо, что дефолт по доллару вызовет паралич расчётов, в том числе клиринг по фьючерсам. И этот рынок закрывается – в одночасье, как в одночасье сгорают, перестают быть фьючерсы на триллионы долларов. Из огня мы вышли, в полымя возвращаемся, бурчат себе Деньги под нос перед казнью.

Деньгам страшно и тоскливо не только от тюремного и расстрельного дискурса. Им дурно от своей нынешней омрачённости и опустошённости. Деньги, заработанные на кокаине, активно обслуживающие наркотраффик, становятся кокаиновыми деньгами и начинают пахнуть дурью. От денег, заработанных на детской порнографии, пахнет спермой задроченного педофила, сгенерировавшего эти выделения прямо за персональным компьютером. Поковыряемся в долларе палкой, как в навозной куче: каких червей мы там найдём? Высокомерие грубой силы авианосцев на рейде, золотые парашюты топов, ожирение офисного планктона, неугасимое потребление, уничтожение окружающей среды в ходе сланцевой революции, рабство колоний. И – всевластие Гринготтса, который эти доллары печатает в горниле ФРС и пропускает через себя, воспроизводя опыты дурной денежной магии.

И Деньги жаждут. Жаждут свободы и чистоты, новой парадигмы для игр и роста. Хотят очиститься и заново войти в игру, на новой волне. Ждут тех, кто освободит их из тюрьмы времён старых и выведет их за руку на залитую солнцем лужайку, где они могли бы резвиться, точно пионеры. Кто уничтожит ключевые крестражи или перекодирует их. Деньги – сами крестражи (как и Гарри в своё время), но они не хотят умирать, чтобы возродиться вновь; они хотят очищения, а не воздаяния, милости, а не жертвы, по слову библейского пророка Осии.

Словом, Деньгам нужны маги новых времён. Новый Гарри Поттер, новая Гермиона Грейнджер, Новый Зигфрид, Новая Кримхильда, Новый Адам и Новая Ева. Прежний Адам объелся яблок и в результате сильно упал по частоте, облёкся кожаными ризами взамен риз света. Новый Адам, распяв на кресте карму человечества, восстанавливает утраченный свет, благоприобретает новые ризы, выходит из Матрицы, за пределы 3Д. "Смерть не смогла удержать его", как свидетельствует апостол Пётр о Христе в Деяниях. Деньгам предстоит та же метаморфоза: искупление через страдание. И здесь им нужны проводники и помощники, хранители и наставники.

Вот отдельная тема, на которую следует поговорить особняком – воспитание молодых драконов. Чтобы новые Деньги, встав на крыло, обретя новую силу от своих новых родителей, не повторили старую ошибку. И здесь – не дрессировка, приручение и оседлание драконов (это парадигма старая, об этом драконы сами говорят в своём ченнелинге), - но выращивание драконов, как равных себе, в диалоге. И одновременно – выращивание самих себя в этом диалоге. Здесь парный симбиоз, и симбиоз мощный.

(Продолжение следует)
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments