eaquilla (eaquilla) wrote,
eaquilla
eaquilla

Бунт в роддоме

Похоже на хорошо спланированную акцию по "уходу" главврача, тем более, что министр здравоохранения делает круглые глаза, де не знал про низкие зарплаты. Опят же, кто как ни министр в курсе лимита больных, устанавливаемого страховыми компаниями.  Интересно, когда губернатор "уйдет" министра?

Оригинал взят у zabinok в Бунт в роддоме
Гром прогремел над городским родильным домом в Чите. 7 февраля более 10 врачей женской консультации написали коллективное заявление на увольнение. Причина — низкая зарплата, вместо озвученных с высоких трибун 36 тысяч рублей врачи консультации получают по 14 тысяч рублей, акушерки — по 8-9 тысяч. Создан прецедент, когда нынешнюю систему здравоохранения обсуждают не в кулуарах, сообщая шёпотом, что зарплаты медиков ниже в разы, а открыто плывут против течения вранья.

Проблемная ситуация в женской консультации сложилась не вчера. Всё накапливалось в снежный ком в последние два года, а 7 февраля обрушилось лавиной. Врачи консультации признают, что деньги — верхушка айсберга. У основания — другие проблемы: не отвечающее никаким санитарным нормам здание консультации, нехватка кадров, перегруженность всего персонала, отсутствие так называемого расходного материала — перчаток, бинтов, катетеров, бумаги, лампочек.
Площадь женской консультации, которая, к слову, в год выдерживает до 70 тысяч посещений, составляет 500 квадратных метров. По словам заведующей Елены Воробец, с такой загруженностью площадь должна быть в 6 раз больше — до 3,7 тысячи квадратных метров.


«У нас должна быть хорошая консультация, хорошие кабинеты. У нас должны быть все условия: и лекционные кабинеты, и зал для работы с беременными, кабинеты для психотерапевта и для соцработника. Всю служба, которую мы несём, должна быть в хороших условиях. А не так, когда два-три человека сидят в одном кабинете. Нам 10 лет обещали другие здания, причём, на каждом уровне — и мэр, и губернатор, и минздрав. Последний год на наши обращения ответ один — нет денег», — говорит Воробец.
Заведующая консультацией показывает крошечный кабинет по бесплодию и невынашиванию, который единственный государственный в крае: «В таких условиях ведёт приём врач высшей категории с 38-летним стажем. Кабинет должен быть в два раза больше. Здесь же женщины раздеваются, проходят осмотр. И это один из лучших наших кабинетов. В других — приём ведут по два специалиста».



Не больше кабинет и врача-терапевта. Развернуться практически невозможно. Все ходят полубоком. В кабинете негде вымыть руки, и врач вынужден после каждого приёма выходить в соседнее помещение. Есть в консультации и кабинет, который раньше был лифтовой комнатой. Переделали. Переоборудовали. Работают. Выживают.
По словам Елены Воробец, система одноканального финансирования привела к тому, что страховые компании диктуют нагрузку работы: «На прошлый год они нам установили, что у нас должно быть 74 тысячепосещений. Когда мы разделили это число на количество рабочих дней и на количество наших сотрудников, получается, что врач должен принимать — 30-35 пациентов. При этом нам без конца говорят: «Вы должны зарабатывать деньги. Согласно приказам, врач должен уделять каждому пациенту по 20-25 минут, то есть в день принимать 15-18 человек. Реалии совершенно другие. Десять минут на женщину. Это невозможно ни для пациентки, ни для врача. Ничего не успеваешь. У нас много документации, новая компьютерная программа. Безысходность какая-то».
В идеале — женская консультация должна быть большой, просторной, с 22 участками, нагрузкой по 15-18 человек. Тогда пациенты будут довольны: приняты и осмотрены, не обделены вниманием.
«Мы не должны гнать быстрее, чтобы принять как можно больше пациентов ради мифического зарабатывания денег. Почему врач вообще должен думать о деньгах? О деньгах, которые зарабатывает лечебное учреждение, о своей зарплате? Врач должен думать о лечении пациентов. Я не экономист. Если бы я хотела выучиться на экономиста, я бы выучилась», — добавляет Воробец.

Видимо, в условиях современной медицины, врач не может позволить себе быть сосредоточенным только на лечении пациентов. По словам Елены Воробец, государство оценивает стоимость приёма беременной женщины в 174 рубля: «За этим стоят обследования — лабораторное и звуковое. За время беременности женщина посещает консультацию 10-11 раз. То есть за одного пациента мы получаем 2 тысячи рублей. Это идёт на всё: обследование, диагностику, зарплату врачам и акушерам. Так оценивает наше государство беременную женщину. Показатели нашей работы являются политическими. Их президент смотрит. Это рождаемость, материнская и младенческая смертность. Всё это выходит из этих стен. Так почему же люди, которые помогают дать политически значимые показатели для страны, почему они должны получать такие зарплаты?».
Коллективное увольнение — последняя капля, почти шаг в пропасть. Врачи консультации признаются, что не хотят уходить, надеются, что эти проблемы решатся, что на них обратят внимание.

Я, правда, услышу
Конечно, информация об увольнении всколыхнула не только всё медицинское сообщество в крае, но и его капитана — министра Михаила Лазуткина, который 10 февраля приехал в роддом, чтобы поговорить с коллективом. Видимо, опасаясь откровенных нападок, министр почти сразу сказал: «Не нагнетайте, не говорите громко. Я, правда, услышу. Спокойно нормально говорите. С одной стороны — интернет: вы знаете — кто-то, что-то. А совсем другое — говорить применимо к нашим условиям работы, жизни и заработной плате. Хотелось встретиться с вами, напитаться информацией, которая наболела и есть у вас. А затем предпринять ряд шагов и ряд решений».
Не нагнетать было невозможно. В родильном доме помимо женской консультации много других отделений: родильное, патологии беременности, ухода за новорождёнными. И везде гора проблем. Гора денежных проблем. На встрече коллектива с министром вскрылись пласты обид и недопониманий со стороны врачей и руководства роддома. Врачи почти напрямую говорили о том, что не понимают, как расходуются средства в больнице: почему в 2011 году они зарабатывали на 10 тысяч рублей больше, почему по системе родовых сертификатов они не видят купленного оборудования, зачем придумали дублирующую электронную программу подачи реестров в страховые компании, на заполнение которых уходят часы работы, жаловались на пронизанную бюрократизмом систему отправки пациентов на процедуру перинатальных скринингов — УЗИ.
«У меня как у заведующей отделением самый страшный день — день выдачи расчёток. Я не могу объяснить эти цифры. Отделение у нас рассчитано на 9 коек, на них лежат 14-15 детей. Процент укомплектованности врачами около 70%, медсёстрами — около 60%. Работу мы выполняем. Ни одного пациента не оставили без внимания. Мы работаем по 12 часов. Начинаем расставлять проценты людям, которые работают, оказывается, выше 30-50% ставить нельзя. Люди работают, поставить мы им доплату не можем, потому что выходим из штата. Почему? Ответ один — нет денег. Люди работают, а заработать не могут», — сказала на собрании заведующая детским отделением Татьяна Короленко.
По словам врача, финансовая деятельность в роддоме недостаточно прозрачная, руководство на все вопросы отвечает: «Мы всё делаем по закону».
«Объясните мне, зачем надо было менять барокамеру, у которой продлён ресурс, на новую, которая теперь не работает. Миллионы. Вопрос. Мы должны доверять той команде, которая нас ведёт вперёд. Мы не отказываемся работать, мы хотим работать», — продолжила Татьяна Короленко.
Её поддержала заведующая родовым отделением Елена Каун, которая охарактеризовала работу в отделении, как в горячем цехе. В 2011 году роддом принял 2,8 тысячи родов, в 2012 и 2013 годах — по 3,2 тысячи.
«Работаю заведующей 8 лет. Начинала, когда ещё не было родовых сертификатов. Основной вопрос тогда — нехватка специальных мониторов, дорогостоящего оборудования. Я привыкла к тому, что у меня были нормальные условия труда: одноразовые пакеты, лезвия для станков, катетеры. Сегодня у меня ничего нет: ложек брать детям мазки — нет, белья — нет. Мне стыдно перед женщинами. Мы их укладываем на такие простыни, что на них и садиться нельзя. Мне просто стыдно. Этой «одноразки» нет», — заявила врач.
По словам заведующей родовым отделением, ситуация с покупкой оборудования в роддом вызывает сердечные приступы. В прошлом году по заработанным родовым сертификатам роддом приобрёл дорогостоящий препарат, который позволяет во время операции при обильной потере крови сделать так, что кровь чистится и возвращается женщине. Но этот аппарат почему-то передали в гинекологическое отделение: «Деньги пошли с родовых сертификатов. Мы же сами заработали, а в 2013 году у нас всё забрали».
По стандартам роддом не должен лечить недоношенных детей. Это входит в обязанности перинатальных центров. На деле получается, что и в роддомах случаются неожиданные роды, рождаются дети весом в 700 граммов. Таким крохам нужен специальный уход, дорогостоящие препараты, за которые вынужден платить роддом и никто эти деньги в общую копилку не вернёт. Аналогичная ситуация с операциями рубцов на матке. Врачи роддома проводят такие операции, но им никто за это не платит, это не заложено ни в какие бюджеты.
«Вы говорите, чтобы пациент не чувствовал наших проблем. А я порой не могу скрыть от пациентов наши проблемы. Бывает 20 родов за сутки. Мы кладём их на плохое бельё, санитарка ходит с тряпкой, памперсов нет. Отказались от перекиси водорода. Кровь оттереть нечем. У нас нет элементарного, а мы покупаем дорогостоящий аппарат, которым даже не пользуемся. Так же нельзя. Я считаю, что финансовая деятельность должна быть более прозрачной, организована по приоритетам. Люди не просто работают, а выживают», — добавила Елена Каун.

Виновный найден
Все эти комментарии и высказывания напрямую касались главного врача Георгия Веригина. Коллектив на глазах министра явно продемонстрировал своё недовольство именно его работой. Главврач держал оборону. По его словам, в первой половине 2013 года роддом работал в более щадящих условиях из-за большего финансирования.
Городской родильный дом образовался в 2012 году из роддома №1 по улице Шилова и роддома №2 по улице Амурской. Объединение сказалось на увеличении количества коек. Было 180, стало 285. А вот финансирование, по словам Георгия Веригина, осталось прежним — 180 миллионов рублей.
Экономист больницы признал падение зарплаты в январе 2014 года и объяснил: «В 2013 году нашему учреждению был выделен 201 миллион рублей, плюс 30 миллионов у нас был остаток при объединении учреждения от роддома №2. В этом году финансирование осталось прежним — нам дают 201 миллион. Остатка никакого нет. То есть это все средства, на которые мы можем пока рассчитывать. Если раньше мы отправляли на зарплату 70% поступивших средств, то сейчас за январь это составляет 94%. Денег нам не хватает».
Внятный комментарий экономиста больницы вызвал недоумение у Лазуткина: «Что-то мне подсказывает, что это не соответствует действительности. Я, конечно, разберусь и всё доложу. Я вас услышал, но меня это не устраивает. Не убедили».
Что нужно было сказать руководству роддома, чтобы убедить Лазуткина в том, что денег не хватает — непонятно.
Главврач, комментируя обвинения в неоправданной покупке оборудования, заявил, что барокамеру покупали по заявке минздрава, что минздраву говорили, что за эти средства лучше приобрести другое оборудование: «Аппарат по чистке крови передали в гинекологию, потому что проанализировали данные и поняли, что там он больше необходим. Это же тоже ваши коллеги».
В целом, недовольство работой главврача витало в воздухе и отчасти казалось странным. 27 мая коллектив родильного дома Читы обратился к Константину Ильковскому с просьбой разобраться в ситуации с отстранением от должности главного врача учреждения Георгия Веригина. Тогда коллектив роддома в полном составе вступился за своего руководителя. Авторы письма сообщали: «Причиной возможного отстранения от должности, насколько это известно коллективу, являются результаты проведённой финансовой проверки в январе–марте 2013 года деятельности городского родильного дома за 2012 год, а также его правопредшественников родильного дома № 1 и родильного дома № 2. За непродолжительный период своего существования вновь созданное учреждение подверглось многочисленным проверкам. В коллективе бытует мнение, что «плановые»проверки проводятся по жалобам и заявлениям некоторых заинтересованных лиц. Ведь слияние двух крупных учреждений влечёт кадровые перестановки, задевает интересы ряда работников. Вопрос о том, кому выгодны данные проверки, остаётся открытым».
Тогда представители роддома яро отстаивали Веригина: «Выражаем крайнее недоумение по вопросу отстранения Георгия Веригина от должности главного врача. Наш коллектив под руководством Георгия Ивановича пережил и переживает очень сложную во всех отношениях процедуру реорганизации. Георгий Иванович чуткий, компромиссный руководитель, человек слова, «болеет душой» за судьбу учреждения. Даже несмотря на давление работодателя под угрозой увольнения, Георгий Иванович, не покладая рук, продолжает осуществлять свои должностные обязанности, решать повседневные вопросы жизнедеятельности учреждения. Наш руководитель не чета тем, которые стремятся к власти ради собственного обогащения».
Нынешнее же заседание вынудило Георгия Веригина сказать: «Наверное, я с вами общаюсь последний раз. Поскольку чувствуется, что кампания подготовлена тщательно, молодцы. Это называется корпоративность. Тем не менее, я хочу сказать спасибо всем огромное за работу. Я благодарен вам всем. Чему-то вы меня научили, дали ориентир. Всё познаётся в сравнении. Когда-то на заре моей трудовой деятельности, эту фразу сказал мне один из руководителей. Теперь я это выражение вспоминаю всю жизнь — «Всё познаётся в сравнении». Спасибо всем. Я вам говорю от чистого сердца и от чистой души. Я не перестал быть врачом, и вы это знаете. Вы это знаете, что я не стал закостенелым бюрократом. Я был врачом, им остался и останусь. В моём профессионализме здесь находящиеся не сомневаются. Вам, Михаил Николаевич, огромное спасибо. Я закончил».
Слова «увольняюсь» или «ухожу» Веригин не говорил. Всё и так очевидно.
Министр Лазуткин в конце заседания высказал ещё с десяток не очень внятных предложений о том, что держитесь, всё решится, многое для него стало открытием. Но во всей ситуации Лазуткин мягко обвинил руководство роддома: «Многое, что я вижу, я ставлю в недочёт руководству роддома. Всё-таки руководство роддома имеет большие нарушения, мы должны в это включиться, всю эту ситуацию исследовать».
Исследовать нужно многое. Не ограничивайтесь родильным домом, Михаил Николаевич. Пока не громко, вполголоса, но врачи разных медицинских учреждений в городе и в крае, говорят, что работать в здравоохранении невозможно, что зарплаты ниже обещаемых в разы, что новые стандарты по ведению электронной истории болезни настолько не продуманы, что отнимают часы рабочего времени, что система одноканального финансирования рушит все этические принципы работы врача, который боится назначить дополнительное обследование за рамками своего медицинского учреждения, чтобы не обанкротить и без того почти пустые счета больниц и поликлиник. Всё это придумал и пытается внедрить не Георгий Веригин, на которого в данной ситуации спустили всех собак. Это придумал даже не министр Лазуткин, а федеральный центр. Но вместо того, чтобы признать крах новой системы, доказать, что Забайкальский край не может влезть в тот халат, который по одним размерам для всех скроили федеральные чиновники, мы назначаем невиновных — виновными, делаем вид, что всё хорошо, отчитываемся министру здравоохранения РФ, что «майские указы» выполняются. Губительная покорность.
Татьяна Пояркина
10 февраля 2014

Источник Чита.ру
Tags: Забайкалье
Subscribe

  • ИСЧЕЗНУВШИЙ РОЯЛЬ

    Михаил Казиник озвучил замечательную мысль: "У вас идет борьба между потомками декабристов и потомками зэков". Примерно ту же самую мысль…

  • Чита: мусорное Средневековье...

    Макс Жлутков создал новый канал о Чите и Забайкалье - "Как выжить в России?". Почему в России, когда он снимает ролики о Чите, но не…

  • Молоковка

    Здравствуйте, дорогие друзья! Сегодня хотел бы рассказать о знаменательном событии для меня в частности и для нашей команды в целом. К нам в…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments