eaquilla (eaquilla) wrote,
eaquilla
eaquilla

Леонид Ярмольник о событиях в Украине

Позабавило! Однако фильм все равно смотреть не буду.

Оригинал взят у igorgray в Леонид Ярмольник о событиях в Украине
Оригинал взят у roman_n в Ярмольник на линии

Таратута: С кем вы себя сейчас идентифицируете? У вас есть какая-то идентификация с тем, что сейчас происходит на Украине?

Ярмольник: Безусловно, есть. Это очень сложный край, всегда был очень сложным и очень разным. Если вы хотите услышать от меня, как бы я предложил решать этот вопрос, я бы предложил отдать западную Украину Австро-Венгрии, о чем они веками мечтают, потому что там живут особые люди, которые все, что бы мы ни делали – я имею в виду Россию и Москву – мы никогда их задобрить не сможем и никогда не сможем объяснить им того равноправного отношения к ним, как к остальным, кто с нами живет рядом. Это особые люди, особый характер, особая традиция передачи этого гена из поколения в поколение. Я не знаю, откуда она взялась, но я точно помню, что когда я учился 10 лет, я уже был взрослым, я не понимал этой ненависти и неприязни, я не понимал ее природу.

Таратута: Вы ощущали это в детстве?

Ярмольник: Конечно, я много раз дрался, и один из первых переломов носа тоже был с этим связан, там, на Украине, поскольку есть москали, жиды, негры. При мне парня, который учился в Политехническом институте, черный, он ухаживал за местной девушкой, его порвали на березах на высоком замке, как в Средние Века.

Таратута: Вам кажется, это львовская традиция или просто воспоминание?

Ярмольник: Мне ничего не кажется.

Таратута: Верно ли я понимаю, что вам кажется, что на Украине запад и восток – это совершенно две разных…

Ярмольник: Сегодня, благодаря усилиям Владимира Путина и нашей заботе, нашим геополитическим интересам, если этот конфликт урегулируется, все равно через 5-70 лет он возникнет снова. Это особые люди, которые там живут, и поэтому мое решение было бы простым: если это поддержат референдумы тех областей, о которых мы говорим, я думаю, что восточная Украина готова и хочет быть с Россией, Крым – я был бы счастлив, я бы исправил ошибку Хрущева, потому что это была какая-то барская, дурацкая игра, когда Крым был отдан Украине. Это все-таки исконно русские земли. И им будет лучше, и нам поспокойнее.

Таратута: Там как-то по конституции нельзя…

Ярмольник: Время такое, что конституцию можно переделать за полтора часа.

...
Таратута: Я говорю о желании отсоединиться, не о кровопролитии. Если какой-нибудь российский регион тоже изъявит желание быть самостоятельным, как вы относитесь к этому процессу?


Ярмольник: Я правильно ответил на ваш вопрос: не надо об этом говорить. В нашей стране живет большое количество недоумков, не знающих, чем это заканчивается. А вы этим идиотам подсказываете, чем заниматься. Это так же, как в интернете выкладывать схему, как делается взрывное устройство. Вы этого не понимаете? Я здесь в абсолютном конфликте с вами. Я понимаю, что у вас своя профессия и вам нужно быть в рейтинге, но это не тот путь. Меня это всегда бесило. Мы все время то, чего больше всего боимся, на то и намекаем. Мы им подсказываем.

...
Таратута: Я слышала, что Михаил Прохоров – человек с серьезными политическими амбициями и управленческими, он вполне мыслит себя премьером или даже выше, а не получается. Владимир Владимирович при всей симпатии большую позицию ему не выдает.


Ярмольник: Не выдает, потому что Михаил Дмитриевич не входит в ту команду привычную окружения Владимира Путина. Он исповедует несколько другие принципы, другой способ решения вопросов и подхода к делу. Он умеет говорит «нет», он умеет спорить, отстаивать свою позицию. У нас все превратилось в то, что, как Владимир Владимирович скажет… Нет чтобы ему выказать сомнение или подсказать, чтобы еще на эту тему поговорить и понять, правильно или нет. Таких людей вообще нет.

Таратута: Что это за мифы в одном из интервью «Трудно быть богом»…

Ярмольник: Наконец-то. Я думал, вы будете спрашивать меня по поводу моей непосредственной работы, а вы в основном все в политику…

Таратута: У нас разные программы и форматы. Вы в одном из интервью упомянули, что был какой-то слух о том, что вы играли Путина.

Ярмольник: Румата – это человек, который прилетел как бы на чужую планету и хочет изменить ход истории, развития человеческого общества. У нас с вами 20-й век, а они полетели туда, где Средние Века и находятся на пороге Возрождения. Ну и не получилось у Руматы. Но люди такие как Румата в разные века существует. Тогда, в 2000-х годах, было модно, и журналисты спровоцировали эти разговоры, эту легенду, что Герман снимает кино, где Ярмольник играет Румату, но на самом деле он играет Путина. Как бы прототип сегодняшний – это Путин.

Это, братцы, будет пострашнее депардации Депердье.
Тот визг, который я сейчас предчувствую сметет с лица земли не один "Жан-ЖакЪ".

Причем, я же
говорил.
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments