eaquilla (eaquilla) wrote,
eaquilla
eaquilla

женское восприятие

Оригинал взят у rivka381 в женское восприятие
Живёт в Воронеже девушка, зовут её Валя, родом её семья с Украины, живёт сейчас в Воронеже. К ней начали приходить души убитых на Украине в Гражданской войне, как мирных жителей, так и нацистов.
От себя добавлю, что людей для воплощения на Украине именно в это время подбирали давно и строго, у всех у них сложные коды негатива, т.е. души шли на воплощение заранее зная на что и идут и почему. Происходит чёткое определение души, к какому лагерю она принадлежит, к Добру или Злу. Жертвуешь ли ты жизнью ради защиты своего народа и семьи или стреляешь по мирным жителям ради денег? Много украинцев просчитывала и ужасалась, чего такие коды сложные? Да и не сразу спрашивать о месте проживания догадалась. Коды россиян совершенно другие, отработки лёгкие и центры посильнее, совсем другая картина. Коды негатива главарей хунты вообще ужос, мертвичиной несёт, через них такие твари воплотились сильные, они ими полностью руководят. Армагедон он сейчас происходит, битва добра и зла, на Украине и каждый решает для себя, никто не сможет осидеться в хате с краю.
Дальше текст самой Валентины:
"Ко мне все чаще приходят души умерших людей, мы беседуем, если у них есть вопросы – отвечаю. А потом убеждаю, что их ждет новая жизнь, чтоб не маялись на этом свете.
До недавнего времени приходили в основном из Донецка, Славянска... Многие беспокоились о родных, просили передать, что любят, кто-то просил передать слова раскаяния и сожаления о том, что когда-то обидели родного человека или не поняли.
Но вот уже четыре дня ко мне приходят души погибших в Одессе. Это я поняла без слов по внешнему виду безвинно убиенных. Они черные от гари и копоти. Но их меньше, много изуродованных от пыток и издевательств.
Я тогда ночью не поняла, почему задохнувшихся угарным газом и обгоревших меньше, чем со следами жестоких издевательств. Это уже позже, утром заговорили о трупах, найденных там в подвале.
Многие души были растеряны, не понимали, что произошло. У кого-то были вопросы, и души искали тех, кто может их слышать. Многих приходится успокаивать и разъяснять, что их ждет новая жизнь.
Был мужчина с разодранной грудной клеткой – вырвано сердце. У другого – вспорот живот и болтались кишки.
В разное время прибегали мальчишки – братья. Один детсадовского возраста. Второй – чуть старше. Они искали маму. Она потом тоже приходила.
Был мужчина, который махал руками, будто у него горит верхняя часть тела. Он не сразу начал реагировать на то, что я его окликаю. Махая руками, он кричал: "Я Одессит, я Одессит! Мы все местные!"
Вчера ночью мне запомнился иностранный журналист в очках. Он спрашивал меня про автобус – хотел поскорее уехать, чтобы рассказать правду своему народу. Говорил, что стреляют по безоружным людям только «нацики» и американские наемники. На границах Донбасской области других войск нет. В этом журналист лично убедился.
Сегодня я проснулась и у моей кровати уже стояла толпа. Кто-то задавал мне вопросы – я отвечала и разъясняла. Мои ответы удовлетворили всех – они стали уходить, успокоившись, что за их семьями есть, кому присмотреть (у кого - родственники, у кого - соседи). И что Одесса-мама отомстит и будет помнить невинно убиенных.
Я им говорила, что их ждет не ад, а реинкарнация. Некоторые оторопели: "Это не по христианским законам". Я ответила: "Это по законам Вселенной. Это по - Божески, а ОН выше религий".
Больше сомнений не было и все медленно толпой стали уходить в свет. Высокий парнишка лет 16-ти косо на меня смотрел, с недоверием, но пошел, обгоняя остальных.
Один мужчина лет 50-ти подошел ко мне ближе. Роба, оранжевая каска… по всей видимости – шахтер. Этот мужчина сжал мою ладонь бережно и нежно, и сказал почти со слезами на глазах: "Спасибо, дивчина". Я очень явно ощутила это прикосновение и его эмоции. Это была очень натруженная, большая рука с огрубевшей кожей. На ладони местами потрескавшаяся кожа от тяжелой физической работы, потому и ощущение схоже с наждачкой или теркой.
Чуть позже пришел одессит в бежевом плаще. Он не понял, что умер и обращался ко мне, как к нерадивой кассирше, требуя билет до Тернополя. Он хотел убежать раньше, чем его настигнет пуля. Мы разговаривали, но старый еврей не сразу понял, что ему уже поздно спасать свою жизнь. Когда он все понял и замолчал, появился луч света. Старый еврей подошел, насторожено всматриваясь в свет, а потом, обернувшись ко мне, сказал: "И зачем мне-таки тот Тернополь, когда там (имея ввиду то, что увидел в свете) намного лучше?". Это был первый забавный и легкий уход, который я наблюдала за последние месяцы.
За эти дни ко мне из Одессы пришло около 300 душ, но есть четкая уверенность, что жертв больше 400. Никто из них не сомневается, кто их убивал. Они все ушли с надеждой, что мама-Одесса покарает «хунтят» и «нациков» (это наиболее часто повторяемые определения, которые я слышала от душ), переловит по одному темной ночью, и что одесситы смогут продержаться до того времени, как произойдет ввод русских войск, которые снова спасут Одессу от фашистов.
О том мне говорили души убитых людей. А они не врут. Мертвым незачем врать."
Днем приходили души бойцов и матерей с детьми из Краматорска. Мне запомнилась одна из них: светлый платок, что-то вроде длинного пальто непонятного фасона, которое ее полнило. В руке большой узел с самым необходимым. Рядом трое напуганных деток. Они, прижимаясь к ее ногам, крепко держались за полы пальто. Младший пытался обхватить ноги матери.
Иногда прибегали потерявшиеся дети. Прибегали по одному – искали своих мам. С ними я не говорила о новой жизни. Их я просила увидеть бабушек и дедушек или других усопших родственников. Не сразу, но они начинали их видеть и радостно, протягивая ручонки, бежали к ним.
Некоторые дети отказывались уходить без мам. Им я говорила, что, возможно, они их встретят там – в луче света.
Несколько раз приходили по одному «хунтята-нацики». Пишу через тире, потому что особого различия между ними нет. Они и после смерти неадекватные. Как бойцовые псы, "надрессированы" только на одну команду – убивать. Все остальное для них не имеет особого значения. У меня есть дозволение временно изолировать таких буйных. Пусть посмотрят, как уходят души убитых. Как знать, может, среди уходящих увидят своих родственников, и это их отрезвит. У них еще есть на это время – чуть меньше 40-ка дней.
Ночью приходили из Мариуполя. Я узнала их по призыву – "Мариуполь, вставай! Мариуполь, вставай! ". От силы их боевого духа у меня мурашки о коже. Они все еще были готовы идти в бой. Они все еще были готовы защищать город. Многие в военной форме, но это уже солдаты, перешедшие на сторону народа.
Они не хотели уходить, но после новости, что Кадыров готов ввести войска, души переполнились радостью и уходили с миром. Перед лучом, который многие сразу увидели, остановился тот, с которым я беседовала. Он шел первым. Посмотрев на меня, сжал кулак в характерном жесте "нопасаран", и снова прокричал, но теперь без агрессии: "Мариуполь, вставай! Мариуполь, вставай!". Остальные мужики подхватили. Так и пошли по несколько человек в свет. Один из них в коричневой куртке и кепке – явно горожанин, остановился и, замявшись, будто ему неловко, сказал: "Дякую, дивчина".

07.05.14



"Как только я проснулась, меня уже ждали толпы душ. Если бы это были живые люди, то они бы физически не смогли бы разместиться в нашей квартире, даже если бы стояли плотнее друг к другу. Хорошо, что они ждут, не будят меня ночью или ранним утром. Снова – вопросы, ответы, разъяснения о том, что им пора уходить. Я отмечаю, что теперь многие уходят с мотивацией, постоять в новой жизни за свой народ, а то и отомстить. У них есть еще 40 дней. Думаю, что за это время месть и ярость сменятся осознанием, ведь за это время душам многое будет показано.
Днем среди толпы я увидела немецкого солдата. Он держался в стороне. Подойдя ко мне с автоматом, сказал: "Шнель! Хендехох!". Я улыбнулась: "Ты, правда, считаешь, что еще на войне? Твоя война давно закончилась – мы победили в 45-м". Я дала ему минуту на осознание. Смотрела, как он меняется в лице, как тает его решительность, а рука медленно опускает автомат на пол. Он был сокрушен и теперь иначе смотрел на тех, кого только что считал пленными. А души красноречиво глядели на него. Кто-то улыбался. Кто-то с укором качал головой. Я продолжила: "Тебе давно пора уйти. Твоя война закончилась 70 лет назад". Он ушел, понуро волоча автомат.

Толпа душ после разговора уходила с миром. Многие из них были простые жители деревень - женщины, дети, старики - и молодые солдаты, защищавшие их.
Ко мне подошел седой и худощавый дедуля в пиджаке, увешанном орденами и медалями. Он спросил у меня, вкрадчиво посмотрев в глаза: "Доченька, скажи… когда закончится эта война?".
Я не знала, что ответить и не заметила, как по моим щекам побежали слезы: "Мы уже побеждали фашизм и снова сможем. Русские не сдаются. Славяне своих не бросают, и значит, снова будет день Победы". Дедуля улыбнулся и, опираясь на палочку, медленно ушел – все тревоги отпустили его.

Удивительные события происходят в нашей жизни – весь мир борется за мир и против фашизма, а США выделяет миллиарды долларов на его развитие, начиная от спонсирования армии Гитлера, кончая «оранжевой» и «коричневой» революциями в Украине. Это давно не секретная информация и подтверждения можно найти в сети… пока еще не удалили и не переписали историю.
В День победы у нашей семьи есть традиция – идти к водоохранке, занимая место поудобней, смотреть салюты. В этот раз я никуда не пойду. Я буду продолжать провожать души.




08.05.14г.


В начале второго ночи снова пришла толпа душ. Ко мне теперь редко приходят по одному. Среди них был батюшка – стройный, среднего роста, с бородой, на вид немногим за тридцать. Он стоял впереди, а за ним души простых людей, уповающие на батюшку, как на проводника в мир иной. Он держался уверенно и спрашивал дорогу в рай. Я объяснила батюшке, что всех нас ждет не рай и не ад, а новое земное воплощение. Батюшка раздосадовался, поскольку был убежден в истинности христианской религии, а теперь укорял себя за то, что сам учился не тому и других сбивал с пути истинного. Я успокоила эту душу, сказав, что все мы приобретаем опыт, и в каждом воплощении - новый, а за это не стоит себя упрекать – каждый имеет право на ошибки и заблуждения. В итоге все ложное спадет, потому что к истине ведет много путей, и большинство из живущих только через путь ис-тины придет к ис-току.
Когда батюшка повел души за собой в свет, один из «хунтят-нациков» бурно отреагировал, увидев среди уходящих свою мать. Я выпустила его из изоляции, и он преобразился – агрессия и неадекватность ушли вместе с тающей военной формой, осталось что-то вроде фигового листочка. Он упал на колени перед лучом света, в который ушла его мама, с душераздирающим раскаяньем. Он просил меня о наказании. Я отправила его в свет, сказав, что все решается там, а я только провожаю готовых уйти.
Иногда пробегают солдаты – чаще группами, когда двое волочили третьего, подхватив его под руки. Они на ходу спрашивают, куда нести, вероятно, принимая меня за медсестру. Я показываю направление и, они так и вбегали в свет, не останавливаясь.
Среди душ военных сегодня мне запомнился тихий солдат без верхней части черепа. Срез сделан несколько сантиметров выше бровей очень четкий и ровный. Мне не хотелось бы думать, что этого солдата убили для подпольной трансплантологии органов, но этот мужчина выглядел чище, чем убитые на улицах городов и в горячих точках. Не было следов крови на форме.

Сегодня, завтракая, увидела, что ко мне на колени садится мальчонка детсадовского возраста и с интересом изучает содержимое моей тарелки. Души деток такие любящие, светлые, открытые и доверчивые… всегда хочется обнять покрепче и ответить тем же. Малыш спрашивал о маме. Я огляделась и увидела позади себя еще детей примерно одного возраста. Все притихли. Многие были напуганы. Я просила их вглядеться вдаль и увидеть кого-то из родных ранее ушедших. Детишки пристально вглядывались, затаив дыхание, а потом радостно бежали в свет.
Пролетела ужасающая мысль – неужели теперь «хунтят-нацики» и на детсады нападают?!

Несколько раз происходили странные вещи. Приходило нечто, имеющее человеческий облик, как и души убитых людей, но вело себя флегматично. Оно приближалось ко мне, и в разрезе глаз я видела только черноту. Посыл положительных эмоций разрушал внешность – человеческий образ лопался как воздушный шарик. За этой оболочкой скрывалось некое черное существо, не имеющее четких форм. Разоблаченное, оно быстро убегало.
Что это и зачем приходит, еще предстоит выяснить.

Днем я увидела тех, кого никак не думала увидеть. Появились два американских солдата в красных беретах. Один еще стоически держался, а лицо второго (с именем Майкл) выражало тихую панику. Я спрашивала о том, понимают ли они, на чьей стороне и за кого воюют. Они уверено отвечали, что их задача – защищать правительство. Я напомнила, что под их прицелом были обычные мирные граждане: женщины, дети…
Один упал на колени и расплакался, говоря, что недостоин рая. Второй – только побледнел. После беседы ушли понуро в свет. После них появился еще один "бравый" солдат американской армии.
– Кто ты?
– Мэтью, мэм!
– Зачем ты здесь?
– Обеспечить поддержку новой власти, мэм!
– Ты осознаешь, что стрелял по мирным людям?
– Никак нет, мэм! Я стрелял в агрессоров и сепаратистов!
– Ты стрелял по мирным людям, по женщинам с детьми, старикам…
– Никак нет, мэм! Я стрелял в агрессоров и сепаратистов, – отчеканил, но уже не так уверенно. – Я только выполняю приказ.
– А если бы там были твои дети, жена, родители, ты бы тоже в них стрелял?
Он побледнел:
– Я лишь выполнял приказ. Мне за работу хорошо платят.
– И ты бы смог убить свою семью, если бы тебе заплатили еще больше?
Солдат в красном берете задумался.
– Тебе неведома ни честь, ни доблесть, ни совесть. У нас после таких приказов переходят на сторону безоружного народа, независимо от приказа. Какой ты после этого солдат?
Он сначала недоумевал, потом начал осознавать происходящее.

Для тех, кто еще верит, что в Украине нет американских солдат, повторяю – их звали Майкл и Мэтью.
К слову сказать, не так давно смотрела доклад Обамы в Брюсселе о России и Украине. Уже тогда подметила, как скованно ведет он себя, делает паузы, поджимает губу. А когда заявляет о том, что не было ввода американских войск, так и вовсе закусывает губу. С
ейчас очень популярные книги и фильмы о невербальном поведении. Например, сериал «Обмани меня», где говорится о "языке" тела. Поджимать нижнюю губу – значит, что человек не уверен в своих словах. Это внутреннее несогласие между словом и делом. Закусывать губы (если это не флирт) признак стресса или боязнь сказать лишнее.



09.05.14


Вчерашний день и ночь прошли, как во сне. Поток приходящих душ увеличился в разы, потому ничей образ не запечатлелся в памяти. Мне даже стало казаться, что в нашей квартире очень тесно и душно. Хорошо, что мне помогли свыше… и просветленные, будто светлячки, души пошли потоком в свет. Мне подумалось, что, быть может, так же Харон наблюдал за потоком Стикс, стоя на берегу или скале. Он ведь тоже провожал души, указывал нужное направление.
Сегодня утром меня ожидали не только толпа душ горожан и ополченцев, но и "взвод" в синих формах. Впереди трое старших по возрасту и званию милиционеров, коренастые с "пивными" животами. А за их спинами более молодые. У многих остались жены и маленькие дети. Один был рад только тому, что не успел жениться и его девушка теперь не будет вдовой. Все просили передать, что погибли, потому что любят свои семьи и город, и нужно быть последней сволочью, чтоб согласиться стрелять по мирным и безоружным жителям, как этого требовали «хунтята-нацики».
Позже появился и начальника УВД с удавкой на шее. О том, что это был именно он, я узнала позже из статьи в сети. По всей видимости, при жизни он был "борзым", но теперь истерил и оправдывался, будто всем и каждому сразу. У меня он вызвал неприятные эмоции… такое впечатление, что умоляющий меня, был гнилым и смрадным в буквальном смысле (более подходящих слов не найду). Он продолжал истерить и, падая передо мной на колени, умолял пустить его на тот свет, будто за ним кто-то гнался. Но ничего не получилось, как бы он не взывал сначала ко мне, а потом к Богу, луч света так и не появился. Я сказала, что он может прийти ближе к 40-ка дням, попробовать еще раз. Если в его осознании что-то изменится, то все получится. Но не мне решать, кому уйти в новую жизнь, а кому быть мытарем, кому маяться среди живых несколько лет, а кому несколько веков. Я только провожаю с миром успокоенных.
Вечером приходящие души беспокоились о живых. Ощущение, что мирные жители шли с какой-то конкретной целью через "горячую точку". Может быть, блокпост переходили. Я сообщила об итоге голосования, что проголосовало положительно чуть меньше 90%. Надо было видеть это счастье… мне вспомнились бабушкины рассказы о минуте, когда объявили о победе. Они обнимались, радовались, плакали… или я плакала вместо них, но теперь от радости.
Немногим позже у меня возникло четкое ощущение, что у меня больше нет исторической родины. Раньше еще надеялась на лучшее, когда читала статьи о том, что Украины не существует, как страны, и уже давно. А сегодня вечером я это начала ощущать где-то глубоко внутри себя. Ее действительно больше нет, как когда-то не стало Советского Союза. Она разошлась по швам, как плохо сшитая рубашка.
Этот факт мне еще предстоит осознать, но это действительно так. Да и может ли существовать государство, в котором все лозунги о свободе выбора, братстве и единстве, но именно за это сейчас убивают простых жителей городов и сел, и их защитников?

ссылка на её блог на яндексе:
http://artvalentina2009.ya.ru/replies.xml?item_no=8274
http://artvalentina2009.ya.ru/replies.xml?item_no=8277
http://artvalentina2009.ya.ru/replies.xml?item_no=8285
http://artvalentina2009.ya.ru/replies.xml?item_no=8294
Прошу сделать репост.
Мы хотели уже писать списки и спрашивать фамилии, но люди не в адыквате и мало кто осознаёт, что всё, он на переходе в загробный мир.
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments