eaquilla (eaquilla) wrote,
eaquilla
eaquilla

Category:

Офиты

ОФИТЫ (Греч.) Братство гностиков в Египте, и одна из самых ранних сект Гностицизма или Гнозиса (Мудрости, Знания), известное как "Братство Змия". Оно процветало вначале второго столетия, и хотя придерживалось некоторых принципов Валентина, имело свои собственные оккультные обряды и символизм. Живого змея, представляющего принцип Христос'а (т.е. божественную перевоплощающуюся Монаду, а не Иисуса-человека), показывали в их мистериях и почитали как символ мудрости, Софии, олицетворения все-благого и все-мудрого. Гностики не были христианской сектой в общепринятом значении этого слова, так как Христос до-христианской мысли и Гнозиса был не "бого-человеком" Христом, но божественным Эго, слившимся с Буддхи. Их Христос был "Вечным Посвященным", Странником, отраженным в сотнях офитовых символов за несколько тысячелетий до так называемой "христианской" эры. Его можно увидеть на "надгробном памятнике Бельцони" из Египта в виде крылатого змея о трех головах (Атма-Буддхи-Манас), и с четырьмя человеческими ногами, являющими его андрогинный характер; на стенах спуска в погребальные покои Рамзеса он встречается в виде змея с крыльями ястреба - ястреб и сокол являются солнечными символами. "Небо исчерчено бесчисленными змеями", пишет Гершель о египетской звездной карте. "Меисси (Мессия?), что означает Священное Слово, был добрым змеем", пишет Бонвик в его "Egyptian Belief". "Этот змей доброты, с головой, увенчанной короной, помещался на верхушке креста и был священным знаменем Египта." Евреи заимствовали его в своем "медном змие Моисея". Потому, объясняя значение своего офиса, офиты обращались именно к этому "Целителю" или "Спасителю", а не к Иисусу и не к его словам: "Как Моисей воздвиг в пустыне змия, так и Сыну Человеческому надлежит быть воздвигнутому". Тертуллиан, то ли умышленно, то ли нет, смешал одно с другим. Четырехкрылый змей есть бог Хнуф. Добрый змей носил крест жизни на шее, или свисающим изо рта. Крылатые змии стали Серафимами (Сераф, Сараф) евреев. В гл. 87 "Ритуала" (Книги Мертвых) человеческая душа, превратившись в Бата, всеведущего змия, говорит: "Я змий Ба-та, многих лет, Душа Души, высиживаемая и рождаемая ежедневно; Я Душа, которая нисходит на землю", т.е. Эго.

Источник: Блаватская Е.П. - Теософский словарь



Хотя его называют «первичным человеком», Эннойя, который подобен египетскому Пэмандру, «силе божественной мысли», первому доступному пониманию, проявлению божественного духа в материальной форме, он аналогичен «единородному» Сыну «Непознаваемого Отца» всех других народов. Он есть символ первого появления божественного Присутствия в своих собственных трудах творения, осязаемых и видимых, и поэтому постижимых. Сокровенный Бог, или вечно непроявленное божество, оплодотворяет через Свою волю Битос, неизмеримую и беспредельную глубь, которая пребывает в молчании (Sige) и тьме (для нашего разума) и которая представляет абстрактную идею всей природы, вечно производящего Космоса. Так как ни мужское, ни женское начало, слитые в идее двуполого божества в концепциях древних, не могли бы быть поняты заурядным человеческим рассудком, – теологии каждого народа пришлось создавать для своей религии Логоса, или проявленное Слово, в той или иной форме. У офитов и других гностиков, взявших свои модели непосредственно с более древних оригиналов, непроявленная Битос и ее мужской двойник производят Эннойю, а эти три в свою очередь производят Софию[1], завершая этим Тетрактис, который будет эманировать Христоса, самую сущность Духа-Отца. В качестве Непроявленного, или сокровенного Логоса в своем латентном состоянии, он существовал извечно в Арба-Ил, в метафизической абстракции; поэтому он ЕДИН со всеми другими, как единство, последнее (включающее все) без различия называли Эннойя, Сиге (молчание), Битос и т. д. Как проявленный, он Андрогин, Христос и София (божественная мудрость), которые спускаются в человека Иисуса. Как показал Ириней, и Отец и Сын любили красоту (formam) первичной женщины[2], которая есть Битос – Глубь – так же как София; они объединение произвели Офита и Софию (опять двуполое единство), мужскую и женскую мудрость; причем одна рассматривалась как непроявленный Святой Дух, или старшая София – Пневма – разумная «Мать всего»; другой – как проявленный, или Офит, представляющий божественную мудрость, павшую в материю, или Бого-человека – Иисуса, которого гностики-офиты представляли в виде змия (Офита).

Оплодотворенная божественным светом Отца и Сына, высочайшего духа и Эннойи, София производит, в свою очередь, две другие эманации – совершенного Христоса, и вторую – несовершенную Софию Ахамот[3], от תומכח ахамот (простая мудрость), которая становится посредником между интеллектуальным и материальным мирами.

Христос был посредник и водитель между Богом (Высочайшим) и всем, что есть духовного в человеке; Ахамот – младшая София – выполняла ту же самую обязанность между «первичным человеком», Энноей, и материей. То, что тайно подразумевалось под общим наименованием Христос, мы только что объяснили.




< ... >


В системе офитов София, андрогинная мудрость, является также женским духом или индусской женской Нари (Нараяна), витающей над водами – хаосом или будущей материей. Она оживляет его издали, но не касаясь бездны тьмы. Она не в состоянии это сделать, так как мудрость чисто интеллектуальна и не может непосредственно воздействовать на материю. Поэтому София вынуждена обратиться к своему Высшему Родителю; но хотя жизнь первоначально происходит из Невидимой Причины и ее Эннойи, ни тот, ни другой, не может больше, чем она сама как-либо воздействовать на низший хаос, в котором материя приобретает свою определенную форму. Поэтому Софии приходится использовать для выполнения своей задачи своюнесовершенную эманацию, Софию-Ахамот, так как последняя смешанной природы: наполовину духовна, наполовину материальна.

Единственная разница между космогонией офитов и назареев Св. Иоанна заключается в изменении имен. Ровно такую же систему мы находим в «Каббале», в «Книге Тайн» («Liber Mysterii»)[4]. Все три системы, в особенности система каббалистов и назареев, которые послужили образцами для офитской космогонии, – принадлежат к чистому восточному гностицизму. «Кодекс назареев» начинается так: «Верховный Царь Света, Мано, Великий Первый» [257, ч. 1, с. 9] и т. д., причем последний является эманацией из Ферхо – неизвестной, бесформенной ЖИЗНИ. Он является главою эонов, из которых исходят (или вырастают) пять сверкающих лучей божественного света. Мано есть Rex Liicis, Битос-Эннойя офитов.




«Unus est Rex Lucis in suo rcgno. пес iillus qui eo altior, nullus qui ejus siniililtidiiwin rotiiiet-it, nullus qui sub/atis oculis, vidcnt Coronam quae in ejus capife est».


Он есть Проявленный Свет вокруг высочайшей из трех каббалистических голов, сокровенная мудрость; из него эманируют три Жизни. Эбел Зиво есть проявленный Логос, Христос «Апостол Гавриил» и первый Легат или посланец Света. Если Битос и Эннойя являются Мано назареев, то обладающая двумя естествами, полудуховная, полуматериальная Ахамот должна быть Фетахилом, если ее рассматривать в ее духовном аспекте; если же ее рассматривать в ее более грубой натуре, то она является Spiritus назареев.

Фетахил[5], который есть отражение своего отца, Владыки Абатура, третьей жизни – как старшая София также является третьей эманацией – есть «новейший человек». Чувствуя бесплодность его попыток создать совершенный материальный мир, Spiritus взывает к одному из своего потомства, Карабтаносу – Ильда-Баофу – у которого нет ни чувств, ни рассудка («слепая материя»), чтобы он соединился с нею, чтобы создать что-то определенное из этой бурной (turbulentos) материи; каковая задача удается ей только после того, как из этого соединения с Карабтаносом возникают семь звездных. Подобно шести сынам или гениям гностического Ильда-Баофа, они строят материальный мир. Тот же рассказ повторяется опять в Софии Ахамот. Посланная своим чисто духовным родителем, старшей Софией, для того чтобы создавать мир видимых форм, она спустилась в хаос и, пересиленная эманациями материи, потеряла направление. Все еще стремясь сотворить свой собственный материальный мир, она носилась вперед и назад по пропасти мрака и наделяла жизнью и движением инертные элементы до тех пор, пока столь безнадежно не запуталась в материи, что ее, подобно Фетахилу, представляют сидящей в грязи, неспособной самостоятельно выпутаться оттуда; до тех пор, пока посредством контакта с самой материей, она не производит на свет Творца материального мира. Он есть Демиург, называемый офитами Ильда-Баофом, и как мы сейчас покажем, родитель еврейского Бога, по мнению некоторых сект, а по мнению других – Сам «Господь Бог». Вот именно с этой точки каббалистически-гностической космогонии начинается Моисеева Библия. Не удивительно, что, приняв еврейский Ветхий Завет в качестве своего руководящего образца, христиане были вынуждены в силу своего исключительного положения, в какое они попали вследствие собственного невежества, как-то изворачиваться.


Отсюда - http://ru.teopedia.org/hpb/%D0%9E%D1%84%D0%B8%D1%82%D1%8B

Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments