eaquilla (eaquilla) wrote,
eaquilla
eaquilla

Category:

#Ктослил: Сурков сливает Путина и русский мир

Оригинал взят у konsul_777_999 в #Ктослил: Сурков сливает Путина и русский мир
Оригинал взят у cyatsliy в #Ктослил: Сурков сливает Путина и русский мир
Раскол в российских элитах: патриоты и манипуляторы








С самого начала Евромайдана в российском обществе определилось ядро тех патриотов, которые первыми осознали смысл и глубину неизбежных геополитических изменений. На уровне крупного бизнеса среди православных магнатов, близких к Путину, одной из важных фигур, с самого начала занявшей строго патриотическую позицию, был Константин Малофеев, ранее известный больше своими связями с православной церковью и благотворительными проектами (Фонд Василия Великого). Он, будучи близким к Аксенову и другим лидерам пророссийского крымского сопротивления хунте, инициативно включился в ситуации по Крыму. Он и его близкие друзья и коллеги Игорь Стрелков и Александр Бородай принимали в крымских событиях самое деятельное участие, что завершилось триумфальным воссоединением, которому рукоплескала вся Россия, за вычетом лишь пятой колонны. Вполне логично, что и на следующем этапе Малофееев стал одним из главных фигурантов в борьбе за Новороссию. Этим объясняется и Стрелков и Бородай, вежливые люди в Славянске и сама тематика православия, русской идентичности и евразийской геополитики, которая доминировала в донецкой Революции. Малофеев оказался хотя и теневой, но ключевой фигурой продолжения Русской Весны. Практически той же позиции придерживался советник Президента РФ Сергей Глазьев, также игравший на ранней стадии важную роль.
Параллельно с этим далеко не сразу к этой же теме подключился Помощник Президента РФ Владислав Сурков, известный как политтехнолог и постмодернист. Если вначале Сурков держался адекватно, после первого звонка, и особенно с мая его деятельность стала приобретать двусмысленный характер. Не чтобы он полностью сливал Новороссию, но его позиция была существенно менее последовательной и патриотичной, нежели у Малофеева, а также у всего патриотического лагеря и донбасского ополчения. Именно Сурков начал компанию по активной дискредитации сторонников введения войск. Его люди скупили патриотические группы в социальных сетях и начали проводить там деструктивную деятельность. Также началось искусственное стравливание между собой лидеров ДНР, интриги, спойлеры и другие технологические приемы, которыми Сурков владел в совершенстве.
Так со стороны Москвы наметилось две линии по Новороссии – жестко патриотическая (Малофеев/Стрелков), и двусмысленно-технологическая (типичная «сурковщина»). При этом еще в апреле 2014 преобладала линия Малофеева, тогда как с мая позиции Суркова стали все более и более укрепляться. Это было напрямую связано с изменением отношения к Новороссии со стороны Москвы. Поддержка была, но она бела недостаточной ни для обеспечения права на жизнь мирных гражданам, ни для силового перелома, ни для великого наступления. Сурков работал против Русской Весны, и постепенно все более и более преуспевал в этом. Так на раннем этапе стараниями Суркова был на второй план оттеснен Сергей Глазьев, а затем и вообще устранен от дел.

Аппаратная победа и ее цена




Показательно, что 2 июля 2014 в программе «Политика» позицию по отзыву Стрелкова/Бородая открыто озвучил ультралиберал, близкий даже не к шестой, а к пятой колонне Игорь Юргенс.
Вскоре после этого Сурков направляет в Донецк под охраной близкого к Ринату Ахметову полевого командира Ходаковского политтехнолога Кургиняна, который в маниакальной манере начинает обвинять Стрелкова и вообще всех лидеров донецкой Революции во всех смертных грехах – вплоть до «заговора против Путина». Отсутствие фактов и аргументации заполняется океаном кургиняновских слюней и одержимостью его интернетовской секты. Параллельно, Кургинян также клевещет на Малофеева, который не был тогда публичной фигурой, что однозначно указывает на полученный им заказ. Кургинян как и Юргенс требует отозвать Стрелкова, параллельно давая Вашингтону шанс обвинять Москву в поставках вооружений ополченцам и в том, что у них якобы «была система Бук», из которой мог быть сбит малазийский Боинг 777. В начале августа директивы Юргенса и истеричные ультиматумы Кургиняна стараниями Суркова были реализованы. В этот же момент мандат Малофеева на Новороссию был отозван. Он был отстранен от этого направления, и вся полнота политического кураторства сосредоточилась в руках Суркова.
Итак, наложив друг на друга две карты событий и противостояние двух полюсов в российской политики (двух кураторов проекта Новороссия) мы получаем довольно контрастную картину. Изначально Путин делает ставку на Русскую Весну (отсюда фактор Малофеев/Стрелков и Глазьев на первом этапе). Затем он начинает сомневаться (отсюда более активное включение Суркова). По мере роста влияния Суркова на всю ситуацию сомнения приобретают все более системный и глубокий характер. Финальное устранение Малофеева от Новороссии ставит в этом противостоянии точку.
Сурков одержал аппаратную победу. Отныне от лица Москвы политическую ситуацию в ДНР и ЛНР он курирует единолично. Либерал Юргенс и шизофреник Кургинян имеют все основания радоваться: их требования выполнены. Но давайте посмотрим немного в будущее. Чем чревата эта «аппаратная победа» Суркова?
Путин показал, что он не готов идти до конца в битве за Русский Мир. И можно предположить, что для такого его решения у него есть веские основания. Не знаю, насколько у него есть пресловутый «хитрый план», но основания для отказа от радикальных и логически последовательных действий в Новороссии у него точно должны иметься. Я думаю в равной мере ошибаются и те, кто полагает, что «Путин все рассчитал заранее», и те, кто в истерике утверждает, что «Путин всех предал». Путин не бросил ДНР и ЛНР, так как без поддержки они едва ли смогли бы выстаивать даже в том состоянии, в каком находятся сегодня. Но не принял Путин и последовательно патриотического сценария, предлагаемого Малофеевым и олицетворяемого Стрелковым. Потеря ДНР и ЛНР будет означать для России не просто моральное поражение, но угрозу броска войск хунты на Крым, а значит прямой войны, чего, судя по всему, Путин всячески стремится избежать. Поэтому Путин в сложной ситуации. И в этой ситуации политтехнологические трюки Суркова и откровенный маразм Кургиняна совершенно не пригодны. Убрать Стрелкова и устранить Малофеева у Суркова сил хватило. Но предложить внятного сценария по Новороссии, который отвергал бы при этом прямое патриотическое решение введения миротворческих войск, ему не может никто. Поэтому победа Суркова – Пиррова победа. Он остался крайним, причем в ситуации, когда положительного решения с соблюдением граничных условий просто нет. Чтобы отстоять Донбасс Россия должна оказать ему серьезную силовую помощь. Но это и есть «введение войск» в той или иной форме. Но тогда встает вопрос, зачем надо было устранять патриотический полюс? Если Новороссию принудят к сдаче Киеву, это будет катастрофой для России, и за подобный исход награды ожидать трудно.
После исключения из позиционной битвы за Новороссию патриотического полюса и аппаратной победы Суркова Путин утратил одну из опор, которая в его стратегии была чрезвычайно важной. Теперь между событиями в ДНР и ЛНР и им самим через Суркова идет прямая линия, а следовательно, вся ответственность ложится непосредственно на него. При этом поскольку Сурков ориентирован на переговоры с хунтой и на включение в разрешение ситуации украинских олигархов (в первую очередь Ахметова, но не только), то это автоматически проецируется и на самого Путина.

Возвращенец




Путин сейчас находится на пике своего рейтинга, что является прямым следствием блестяще проведенной Олимпиады и исторической победы в деле воссоединения с Крымом. Но постепенно начнут давать о себе знать издержки: радикализация оппозиции со стороны либералов (пятой и даже шестой колонн), негативное влияние санкций, издержки крупного бизнеса, разочарование патриотического лагеря и т.д. Русская Весна, патриотический расцвет Империи, воплощенный в фигуре Стрелкова и менее заметной, но не менее важной деятельности православного консервативного магната Малофеева, моральная правота Москвы даже в случае введения войск моги бы стать тем аргументом, который для большинства был бы достаточен, чтобы вынести все невзгоды и негативные последствия конфронтации с Западом (а эта конфронтация после Крыма не имеет шансов сойти на нет или вернуться к прежней фазе). Без этого патриотического козыря все приобретает более зловещие перспективы.
Многие обвиняли Суркова в том, что он стоял за подготовкой Болотной площади. Вероятно, поэтому он и лишился в 2012 году своего поста в Администрации Президента, а затем кресла вице-премьера в Правительстве. Если за этими обвинениями есть хоть доля правды, то действия Суркова в Новороссии прекрасно в это вписываются. Допустим, его тайной целью является расширение социальной базы антипутинского электората и особенно включение в протестное движение ранее полностью лояльных Путину патриотов. В этом случае слив Новороссии и еще и от имени самого Путина, а Сурков предпочитает оставаться в тени, является идеальным случаем. Путин пребывает в сложнейшем положении, стоит на грани прямого горячего конфликта с Западом, и в этой ситуации утратить поддержку патриотического сектора российского общества, это самое страшное, что только может произойти. Конечно, народ за Путина. Но за какого Путина? Не за любого. За Путина-патриота. За Путина освободителя Крыма. За Путина, которому верой и правдой служат герои донбасского ополчения – такие как Игорь Стрелков. Другого Путина мы ранее не видели. Но в таком случае, если его вообще нет, откуда берутся такие фигуры как Сурков? Юргенс? Кургинян? Можно продолжить: Дворкович, Шувалов, Греф, Зурабов… Пока еще большинство предполагает, что наш нормальный патриотический Путин колеблется или вынашивает «хитрый план». Но если успехи Суркова закрепятся, то дальше грезить в том же направлении будет затруднительно.
Вот в такой непростой ситуации оказалась так грандиозна начатая Русская Весна. Третий срок Путина начался с символического жеста – отстранения Суркова. Для тех, кто внимательно следил за российской политикой, это был знак чрезвычайной важности. Наконец-то, думали многие кончилась эпоха разводок и симулякров, постмодернистских технологий и грандиозного надувательства. Но вот Сурков возвращается. Оттесняет поднявших было голову патриотов. И начав со скромной темы Южной Осетии и Абхазии распространяет свое влияние на все постсоветское пространство, и самое главное на Донбасс и бывшую Украину. Формально он еще не занимается внутренней политикой, являющейся прерогативой АП и совсем других лиц. Но сегодня в России самые главные процессы во внутренней политике проходят в Новороссии. Поэтому Сурков простирает свое влияние и на эту сферу. То есть он возвращается. Иногда они возвращаются, что вызывает в сознании леденящие кровь картины из серии «ночь скачущих трупов».


Александр Дугин


Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment