eaquilla (eaquilla) wrote,
eaquilla
eaquilla

Долгиин-гэгээн

Оригинал взят у nandzed в Долгиин-гэгээн


Я обратил внимание на эту фотографию просто потому, что она очень сильно напомнила мне о моём первом учителе. Меж тем, это один из самых известных лам Бурятии. Удивляет, как исчезающе мало сведений осталось о том периоде времени. Буряты очень любят гордиться своей историей, но сведения о периоде развития буддизма в Бурятии до начала советских репрессий практически похоронены. История такова, что есть отчётливый разрыв в уровне развития Дхармы до революции и сейчас. И вряд ли когда-то это изменится. Это невозможно восстановить, так как линии передачи ваджраяны это явление живое, и, будучи прерваны единожды, не могут быть продолжены. Потомки тех, кто участвовал в разрушении Дхармы, не могут стать её строителями. А то, что собой представляют ламы и ученики в Бурятии, их потенциал, можно понять из простого примера: сегодня нет фактически ни одного бурятского ламы, который взял бы на себя груз ответственности за посвящение учеников в основные тантры школы гелуг (коей, в основном, следуют здесь) - Ваджрабхайраву, Чакрасамвару и Гухьясамаджу, не говоря уже об изобилии передач вообще. Поэтому сегодня в Бурятии так много акцентов на учение сутр - таков уровень развития ситуации, не более.


Нужно понимать роль условий развития Дхармы. Например, до революции в Бурятии, во-первых, в монастырях было много лам и, обладая знаниями, они вели просветительскую работу, издавая буддийские книги на старомонгольском языке для широких слоёв населения. Во-вторых, ламы, не выдержавшие обетов гелонга (высший монашеский уровень), обретали семьи, а значит, становились мирскими людьми. Они-то и проводили основную работу для духовного просвещения населения. Ведь большинство из них были настоящими ламами, знали «физику» жизни, быта, знали тайные мантры. Все это способствовало тому, что буряты не имели сирот, не было замков на дверях, почти не было воров, алкоголиков или бомжей. Именно в такой благоприятный период рождались высокие ламы, гэгээны и ринпоче. Они могли выбирать место и время для своего следующего рождения, а рождались там, где развита духовность. Именно тогда родился Долгиин-гэгээн.

В детстве его звали Еши Нима. Потом, когда его обнаружили как перерожденца тибетские ламы, он получил имя Галсан Сультим (это монгольское произношение, по-тибетски звучит - Гьялцен Цультрим). А Долгиин-гэгээном его звали в связи с тем, что его родителей в народе называли Долгиинтан.

Первым его учителем был бурят Ригдзин-лама. Способности лам того времени были велики. Ригдзин-лама видел в своем ученике огромный багаж духовных заслуг, потому и собрал средства для дальнейшего обучения своего ученика и сделал немало усилий, чтобы отправить его в Тибет. А там его ждали. О нем уже были наслышаны от тибетских лам его бывшие, уже стареющие ученики, которые нашли его по описаниям, оставленным тем же Долгиин-гэгээном в предыдущем воплощении.

Учеба в Тибете продлилась более десяти лет. Получив образование в монастыре Лавран, Долгиин-гэгээн возвращается уже зрелым человеком и назначается настоятелем одного из дуганов Агинского дацана. Его с уважением называли «Гэгээн-багша». Позже назначается шэрээтуем Гунэйского дацана, но в тот период вокруг уже витал дух грядущего атеизма и начинались гонения на лам и священников.

Как и подобает настоящему ламе, Долгиин-гэгээн не поддавался гневу, не испытывал обиды. В годы репрессий своим «тонким глазом» увидел, что к нему направляется группа людей в военной форме. Он уже знал, что его арестуют, но сварил для них бараньи ребра и накрыл стол. Гости приняли угощение, затем посадили в «воронок». С громким лязгом закрылась за ним массивная дверь «воронка», но, прибыв к месту, конвоиры с удивлением обнаружили, что «воронок» пуст. Поговаривают, что Долгиин-гэгээн в тот момент уже готовился к переходу через границу. Его знания были настолько глубоки, что он умел дематериализоваться в пространстве и, при острой необходимости, мог оказаться где угодно и когда угодно. В то время в агинских степях редко, но были ламы, обладающие сверхъестественными способностями. Когда гэгээн с друзьями приблизился к границе, их почти настигли преследователи. Тогда Долгиин-гэгээн остановился, оглянулся назад и поднял вверх свою плеть. Преследователи, будто ослепшие, перестали их видеть и побрели совсем в другую сторону. Такая шла молва о нем. Это была легендарная личность.

В 2009 году, в честь Долгиин-гэгээна, на его малой родине, в селе Чиндалей, в местности Толито, построен буддийский субурган.
Tags: Буддизм, Забайкалье
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments