eaquilla (eaquilla) wrote,
eaquilla
eaquilla

Categories:

К истории народов ханты и манси.

Отлюда - http://www.nt-kprf.ru/news/k_istorii_narodov_khanty_i_mansi/2012-12-01-1422

К истории народов ханты и манси.


Из устоявшихся представлений о народах Сибири встает перед нами портрет туземца-оленевода, одетого с головы до ног в звериные шкуры, в зимнюю стужу греющегося у костра в своем чуме. Проще говоря, воображение рисует «чукчу».
А между тем 500-1000 лет назад вогулы (манси) представляли собой многочисленный гордый и воин­ственный народ, знавший, как добывать и топить из руд Урала железо и медь, имевший торговые сноше­ния с соседями. Объединенные в военные союзы мансийские племена способны были противостоять пре­восходящим в вооружении врагам, будь то татарские орды или русские дружины. Да и портрет вогула, если взглянуть на него сквозь толщу мировой истории, выглядит по-иному.
Пра­родиной самодийских племен многие ученые счи­тают Южную Сибирь - районы озера Байкал и реки Ангары. Именно отсюда в далекие времена ста­ли переселяться на Урал предки хантов и манси. Переселение югорских (угорских) само­дийских племен в начале нашей эры в Обско-Иртышский бассейн происходило под напором наступающих с юга на север Сибири кочевников. Часть югорцев поселилась в Зауралье, а некоторые самодийские племена прошли по Оби вплоть до ее низовьев на Ямале. Из слияния самодийцев с коренными жителями полярной тундры произошли ненцы, а от смешения с древними жителя­ми тайги, югорскими племенами - селькупы. Послед­ние кочевали по среднему течению Оби. Югорские пле­мена впоследствии разделились на хантов (остяков) и манси (вогулов). Ханты разместились по долине Оби и Нарыма до устья и ее притоков: Вахи, Казымы, Аганы, Юганы, и в низовьях Ир­тыша. Манси заняли территории Большого Уральского хребта и его склонов, по левым притокам Оби: Конды, Северной Сосьвы. А в последствии, и перевалили за Уральские горы в Европу.
Еще в XVII-XVIII веках манси заселяли всю полосу западных предгорий Урала от верховьев реки Печеры на севере, до верхнего течения реки Уфы на юге. По Уфе и восточ­нее Урала по рекам Пышме и Исети манси граничили с башкирами, за­нимавшими лесную и лесостепную территорию Южного Урала и обоих его предгорий. Ханты на южной границе своего расселения находились по соседству с барабинскими татарами, про которых в XIX веке исследователи края А. И. Дмитриев-Ма­монов и Голодников писали, что они должны скорее считаться тюркизированными остяками, чем настоящими татарами. Есть много оснований считать, что и предками башкир были угры, впоследствии полностью тюркизированные.
Уральские «индейцы»

«Отец Истории» Геродот в своем основополагающем труде пишет: «Вплоть до области этих скифов вся упомянутая выше страна пред­ставляет равнину с толстым слоем почвы. А оттуда земля уже твердая, как камень, и неровная. После долгого перехода по этой каменистой области придешь в страну, где у подножия высоких гор обитают люди. Как передают, все они, как мужчины, так и женщины, лысые от рождения. плосконосые и с широкими подбородками. Говорят они на особом языке, одеваются по-скифски, а питаются древесными плодами. Имя де­рева, плоды которого они употребляют в пищу, понтик. Величиной это дерево почти что со смоковницу, плод его похож на бобовый, но с косточ­кой внутри. Спелый плод выжимают через ткань, и из него вытекает черный сок под назваиием «асхи». Сок этот они лижут и пьют, смешивая с молоком. Из гущи асхи они приготовляют в пищу лепешки. Скота у них немного, потому что пастбища там плохие. Каждый живет под деревом. На зиму дерево всякий раз покрывают плотным белым войлоком, а летом оставляют без покрышки. Никто из людей их не обижает, так как они почитаются священными и у них даже нет боевого оружия. Они улажи­вают распри соседей, и если у них найдет убежище какой-нибудь изгнан­ник, то его никто не смеет обидеть. Имя этого народа — аргиппеи.» В современном представлении агриппеи это как раз и есть предки башкир. До сих пор можно найти совпадения приведенного великим греком описания обычаев с традициями этого народа существующими и в наше время.
Как известно, к угорской группе относятся и мадьяры — венгры. Род­ство мансийского и хантыйского, так называемых обско-угорских языков с венгерским, установленное многочисленными исследованиями, не вызы­вает никаких сомнений. При этом следует сказать, что венгерский язык находится ближе к мансийскому, чем к хантыйскому. Установлено, что само название вогулов (манси) и венгров (мадьяр) представляет собой лишь звуковые варианты одного и того же имени. Венгерским ученым академиком Б. Мункачи (умер в 1936 году) установлено, что некоторые термины, относящиеся к коневод­ству, едины в венгерском и обско-угорских языках. Некоторые слова угров, сейчас можно встретить и в английском языке. Английское слово «хантер» - является производным от «хант». Таким образом, наименование угорского племени стало нарицательным и обозначает охотника. В то же время эти термины оказываются заимствованными из индо-иранских языков. Можно отметить и ряд других языковых заимствований, вошедших как в вен­герский, так и в мансийский и хантыйский языки, указывающих на су­ществование между ними в прошлом соседства и культурного воздей­ствия на них со стороны каких-то ираноязычных групп. Археологические материалы показывают, что соседство между уграми и ирано­язычными саками в действительности имело место на территории Казахстана.
Впервые вогулы, а вернее их предки, удивили мир в 1920-е годы, когда советские археологи извлекли из Горбуновского торфяника на тагильской земле деревянные сосуды в виде лосихи и водоплавающих птиц. Их исполнение было настолько реалистичным, что все прежние представления об отсталых уральс­ких «дикарях» сошли на нет. Кроме того, в числе извлеченных из торфяника охотничьих и рыболовных принадлежностей был обнаружен настоящий деревянный бумеранг. Это сво­еобразное орудие охоты является достоянием не только австралийских аборигенов. Бумерангами пользовались жители и Южной Индии, Древнего Егип­та, Мексики. Однако горбуновский бумеранг не мог быть заимствован уральскими аборигенами в каком-либо из вышеперечисленных центров древних циви­лизаций - возраст его значительно старше. В одном из древних мансийских мифов говорится о деревянной палице для охоты «пахтилтиг нарап», которую метали на далекие расстояния, поражая оле­ня и лося. Возможно, уральский «нарап» и есть ана­лог австралийского бумеранга.
Изучая древние мифы, ученые часто находят под­тверждения своим открытиям, а порой и делают но­вые. Так произошло и с мансийским мифом о рожде­нии Земли. Согласно этому преданию, «со дна пер­вичного океана утка достает кусочек ила (земли). Зем­ля постепенно начинает вращаться и растет кругомтак, как расширяющаяся волны от упавшего в водупредмета. Круглую фор­му Земли и ее вращение (!) наблюдает парящий в не­бе белый во­рон». Как видим, вогулы уже в древности владели точными астрономическими знаниями: круглая форма Земли; ее вращение; вода как первооснова жизни. Миф о рождении Земли в разных интерпретациях встречается и у других народов Сибири, но, ни у одно­го из них он так сильно не похож на «вогульский», как у калифорнийских индейцев (!). Следовательно, уральские аборигены и калифорний­ские индейцы когда-то давно имели одну общую ро­дину и общих предков. Отсюда и похожесть их ми­фов о рождении Земли. Ученые - лингвисты обнару­жили так же определенные черты близости уральских и калифорнийских «языков». Что это - совпадение? Отнюдь! Факты говорят о том, что вогулы являются дальними родственниками индейцев Америки. Известно, что 30 тысяч лет назад предки индей­цев начали переселяться в Америку из Сибири по су­хопутным мостам, существовавшим в древности. Пра­родиной американских индейцев как и манси многие счи­тают все те же районы близ Байкала и Ангары. Огромные расстояния, разделяющие Урал и Ка­лифорнию, практически не повлияли на традицион­ные занятия, культуру и даже внешний облик их ко­ренных жителей, в древности имевших общие корни.
Геродот так нам рассказывает об обычаях народов живущих близ Уральских гор: «В тех же краях по соседству с ними обитают люди по имени иирки. Они также промышляют охотой и ловят зверя следующим образом. Охотники подстерегают добычу на деревьях (ведь по всей их стране густые леса). У каждого охотника наготове конь, приученный лежать на брюхе, чтобы меньше бросаться в глаза, и собака. Заметив зверя, охотник с дерева стреляет из лука, а затем вскакивает на коня и бросается в погоню, собака же бежит за ним.» По мнению историка В.В.Латышева иирки – это предки мадьяр на Северном Урале. Как мы уже отметили выше, этими предками являлись племена прото-манси – древние угры. А теперь давайте вспомним замечательные по своей красочности романы Фенимора Купера и Майн Рида. Как видно, способы и некоторые методы охоты угров и американских индейцев полностью совпадают. Русский писатель и путешественник К.Д. Носилов (1858-1923гг.), посетивший в 80-х годах XIX века вогульскую дерев­ню на Северной Сосьве, писал в своем дневнике: «И, смотря на все эти смуглые, скуластые лица во­гулов с заплетенными косами как у мужчин, так и у женщин, смотря на эти оригинальные костюмы, ка­залось, что мы где-то в Америке, в неизвестной стра­не, у дикарей...» А вот как Носилов описывает своих проводников - вогулов, сопровождавших его в походе через горные перевалы Северного Урала: «Они одеты в суконные дождевики, на ногах - замша оленя, на боку - нож с широким ремнем, через плечо - кремневые ружья, и только на голове ничего нет. Вогул привык обходить­ся без шапки, довольствуясь одними развевающими­ся по ветру длинными волосами, которые он то зап­летает в косы, украшая красными полосками, или носитсвободно, придавая себе вид уже настоящего лох­матого индейца». Традиция ношения длинных волос в виде двух сплетенных кос, как у мужчин, так и у женщин широко распростране­на у североамериканских ин­дейцев. Она же была извес­тна уральским вогулам. До принятия христи­анства у них существовало представле­ние, согласно которому волосы нельзя стричь, по­тому что там концентрировалась вся жизненная сила человека. Возможно, этим и объяс­няется вогульский военный об­ряд скальпирования убитого врага. Невероятно, но уральские вогулы, подобно американским «краснокожим» сородичам, снимали скальпы. Да еще как сни­мали! Недаром их военные отряды наводили ужас на первых русских поселенцев, а народ коми, не меньше страдавший от постоянных нападений своих уральских соседей, так и прозвал их – «вэгулы» («вогулы»), что означает «дикие». Хотя для вогульского воина присво­ение скальпа (ух-сох – «головная кожа») убитого врага носило прежде всего религиозный характер. Как и ин­дейцы, вогулы верили, что воин, завладевший воло­сами противника, увеличивает свою собственную мощь. По их понятиям, душа человека, лишенного скальпа, окончательно умирала. Кстати сказать, обряд скальпирования, известный с древнейших времен, не ограничивается «индейской Америкой» - его в свое время практиковали кельты, скифы, а также ближай­шие родственники вогулов – ханты (остяки). Подтверждения этим фактам находим опять же у Геродота: «Когда скиф убивает первого врага, он пьет его кровь. Головы всех убитых им в бою скифский воин приносит царю. Ведь только принесший голову врага получает свою долю добычи, а иначе — нет. Кожу с головы сдирают следующим образом: на голове делают кругом надрез около ушей, затем хватают за волосы и вытряхивают голову из кожи. Потом кожу очищают от мяса бычьим ребром и мнут ее руками. Выделанной кожей скифский воин пользуется, как полотенцем для рук, привязывает к уздечке своего коня и гордо щеголяет ею. У кого больше всего таких кожаных полотенец, тот счи­тается самым доблестным мужем. Иные даже делают из содранной кожи плащи, сшивая их, как козьи шкуры. Другие из содранной вместе с ногтями с правой руки вражеских трупов кожи изготовляют чехлы для своих колчанов. Человеческая кожа, действительно, толста и блестяща и блестит ярче почти всякой иной. Многие скифы,   наконец, сдирают   всю   кожу вражеского трупа, натягивают ее на доски и затем возят ее с собой на конях. Таковы военные обычаи скифов. С головами же врагов (но не всех, а только самых лютых) они поступают так. Сначала отпиливают черепа до бровей и вычищают. Бедняк обтягивает череп только снаружи сыромятной воловьей кожей и в таком виде пользуется им. Богатые же люди сперва обтягивают череп снаружи сыромятной кожей, а затем еще покрывают внутри позолотой и употребляют вместо чаши. Так скифы поступают даже с черепами своих родственников (если поссорятся с ними и когда перед судом царя один одержит верх над другим). При посещении уважаемых гостей хозяин выставляет такие черепа и напо­минает гостям, что эти родственники были его врагами и что он их одолел. Такой поступок у скифов считается доблестным деянием…
… Об обычаях исседонов рассказывают следующее. Когда умирает чей-нибудь отец, все родственники пригоняют скот, закалывают его и мясо разрубают на куски. Затем разрезают на части также и тело покойного отца того, к кому они пришли. Потом все мясо смешивают и устраивают пиршество. С черепа покойника снимают кожу, вычищают его изнутри, затем покрывают позолотой и хранят как священный кумир. Этому ку­миру ежегодно приносят обильные жертвы. Жертвоприношения совер­шает сын в честь отца, подобно тому как это происходит на поминальном празднике у эллинов.» Если со скифами все понятно, то исседоны по нашему мнению, а так же, по мнению К.В.Сальникова, это угорские племена, проживавшие в районе реки Исеть. Как видно предки современных свердловчан имели жутковатые обычаи. Следующая цитата из Геродота может вызвать улыбку читателя: «Эти страны отделяют высокие, недоступные горы, и никто их еще не переходил. По словам лы­сых, на горах обитают, хотя я этому не верю, козлоногие люди, а за этими горами — другие люди, которые спят шесть месяцев в году. Этому-то я уж вовсе не верю» -да собственно и сам Геродот как видно не особо верил этим сведениям, полученным из вторых – третьих уст. А напрасно!
Объяснения облика и обычаев загадочных обитателей далеких стран «за горами» находятся при сравнении с ними быта и обычаев племен протоманси, хантов и ненцев, а так же у их родственников из Северной Америки. Еще в конце XIX века американские индейцы, а так же старатели и ковбои, перенявшие у аборигенов все лучшее и наиболее функциональное в суровом климате и постоянной жизни в седле, носили унты, сапоги-макасины и своеобразные ботфорты, изготовленные из цельных шкур, взятых от задних ног крупных копытных. Эти «ботфорты» подвязывались бечевой либо кожаными ремешками, позднее пристегивались застежками к поясу. Именно в такие ботфорты из шкур снятых с задних ног лося, обрубленных «охотником Мое», и были одеты геродотовские «козлоногие» манси. Относительно объяснения впадения в долгую «спячку» людей Геродот мог бы додуматься и сам. Ниже он писал о климате северных стран, о зимах в тех местах и о снеге: «Такие холода продолжаются в тех странах сплошь восемь месяцев, да и остальные четыре месяца не тепло. Вообще там погода совершенно отличная от других стран: когда в других местах дождливая пора, там дождей почти нет, а летом, напротив, очень сильные. Когда в других местах случаются грозы, здесь их не бывает, летом же они часты. Гроза зимой вызывает изумление, как чудо…
…Об упомянутых перьях, которыми, по словам скифов, наполнен воздух и оттого, дескать, нельзя ни видеть вдаль, ни пройти, я держусь такого мнения. К северу от Скифской земли постоянные снегопады, летом, конечно, меньше, чем зимой. Таким образом, всякий, кто видел подобные хлопья снега, поймет меня; ведь снежные хлопья похожи на перья, и из-за столь суровой зимы северные области этой части света необитаемы. Итак, я полагаю, что скифы и их соседи, образно говоря, называют снежные хлопья перьями. Вот сведения, которые у нас есть о самых отдаленных странах». А ведь мы знаем, что народы русского Севера, северных окраин Сибири, проживая в землянках и полуземляных жилищах, полностью засыпаемых толстым слоем снежного покрова, доходившим до нескольких метров, продолжительной полярной ночью, которая длиться как раз по полгода, для сообщения между жилищами прокапывали лазы в снежной толще. Ползая по ним, ненцы и ханты могли подолгу не показываться на поверхности. Снег для их жилищ был кроме того прекрасным изолятором от стужи наверху. Такие же обычаи мы находим и у аборигенов Аляски и Канады, а равно и скандинавского севера.
Мало того подтверждением родства уральских вогулов с американскими индейцами является факт того, что одно из индейских племен носит то же имя, что и уральские аборигены - Манси. Это племя расположилось в районе Великих Озер, по со­седству с известными по романам Купера ирокезами, делаварами, могиканами. Причем с дву­мя последними манси находятся в языковом родстве. Оказывается, район Великих Озер, где прожива­ют американские манси, наряду с Калифорнией яв­ляется вторым (и последним) главным центром рас­пространения в Северной Америке «уральской вер­сии» мифа о рождении Земли: та же утка, достающая с морского дна горсть ила; те же процессы вращения и роста суши и так далее.
О древности народа манси свидетельствует общность космогонистических мифов маснси с мифами народов Месопотамии и Южной Америки. Ключевым в этом смысле является миф о Потопе или Конце Света. Мансийский миф о Потопе нашел свое отражение в топонимике Урала. Так в точке схождения границ Свердловской, Пермской, Тюменской областей и Коми находится гора Отортен (1182м) – одна из самых величественных вершин Северного Урала. Однако эта гора имеет и еще одно название – Лунтхусап. Так ее называли манси, жившие непосредственно в близи ее. В дословном переводе Лунтхусап означает «Гусиная яма» или «Гусиная коробка». Название это дано потому, что юго-восточные склоны Отортена круто обрываются к Лозьвинскому озерку, из которого берет свое начало река Лозьва. Манси рассказывают что во время Всемирного потопа здесь, в озерке у высокой горы, нашел спасение гусь. На другой горе – Холат Сяхыл (1079м) хорошо известной туристам как «Гора мертвецов», где в 1956 году погибла туристическая группа Дятлова из Свердловска, по мансийской легенде во времена Потопа остался наленький кусочек суши – площадка на которой мог поместиться лишь один человек. На ней пытался найти спасение охотник-манси, который не утонув умер там от голода. Уже тогда это место у манси стало проклятым. Позже там погиб отряд из девяти воинов-манси, осмелившийся нарушить запрет. На расположенном рядом хребте Чистоп, главная вершина которого Няврам-Люньсим-Сяхыл-Ана (1292м), переводимая как «Вершина горы где плакал ребенок», во время Потопа нашли спасение пять семей. Среди спасшихся находился грудной ребенок, который все время плакал. Легенда эта довольно подробна. Она говорит что спасшиеся люди не страдали от голода и жажды, а так же не испытывали холод, так как залившая все в округ вода была горячей. На противоположном конце Чистопа, на вершине Лув-Сяквур («Лошадиная титька») спасся злой дух Сисди-Овыл-Менкв-Ойка. Здесь следует заметить что Менквами северные народы называли реликтовых существ или попросту «Снежного человека». Хронология Потопа у манси достаточно хорошо совпададет с библейской хронологией этого события и календарями индейцев Майя. Таким образом проверить легенды о Всемирном Потопе достаточно просто – необходимо дождаться наступления 23 декабря 2012года, не забыв при этом зарезервировать места на указанных нами вершинах.
Мир божеств древних манси.
Живя в симбиозе с природным окружением югорские племена обожествляли его. Природа: звери, птицы и даже растения были для них предметом культа и почитания. Из поко­ления в поколение передавалось бережное и разумное отношение к природе. Нанесение вреда природе расценивалось как оскорбление Бога. Существование же самого человека по представлениям угров связано со средним миром, покровительни­цей которого является Калтащ - богиня-жизнеподательница. Все существа среднего мира подчинены ей.
У каждого природного явления (тучи, гром, молнии, северное сияние) есть свой дух-хозяин, а также духи-по­кровители имеются и у каждого места, вещи, горы, реки, семьи и дома. Семейных духов-покровителей изготовля­ли из металла, дерева, ткани. Лес - кормилец уг­ров, по их представлениям также был населен различ­ными духами. Главный лесной дух, от которого зависит успех охотников и урожай на ягоды, грибы и орехи, - это Вурики. Он очень обидчив, если человек ведет себя неуважи­тельно по отношению к природе, не видать ему удачи в промысле. Лесная женщина Мисне уведет его в тайгу.
Как видно из таких поверий, природа для племен уг­ров - это нечто живое, со своим характером и особыми законами, несоблюдение которых незамедлительно ка­рается.
Бог реки Оби Асики посылает рыбу. Отношение к нему такое же, как и к Вурики. Жадному рыболову, беру­щему рыбы больше, чем ему нужно, в следующий раз на рыбалке не повезет. Зная опасность лесных пожаров, угры почи­тали и хозяйку огня Най Экву (Найими). К огню отноше­ние очень бережное, существует целый ряд правил и обрядов, связанных с огнем.
Особое отношение к природе прослеживается у племен угров - хантов и манси, через культ медведя. По легенде медведь - один из сыновей верховного бога Торума, сброшенный за свою гордыню на землю, но прощенный. Теперь он является символом справедливости. Медведь именует­ся младшим братом человека и всех зверей, уместнее даже сказать величается, так как младший в мифологи­ческой традиции оказывается главным. Звериный мир замыкается на медведе и в его же лице природа заклю­чает мир с человеком. Одним из ярчайших проявлений единения человека с природой является «медвежий праздник». Все действо «медвежьего празд­ника» строится на идее гостевания, общения родствен­ных душ медведя и человека. Апофеозом праздника было ритуальное убийство – приношение медведя в жертву. В ходе того действа люди своими песнопениями «успокаивали» медведя, просили у него прощения: «Мы устраиваем в твою честь великий праздник. Не бойся, мы не причиним тебе никакого вреда. Мы только убьем тебя и пошлем к богу леса, который любит тебя. Сейчас мы покормим тебя лучшей пищей, какую ты когда-либо получал от нас. Все мы будем оплакивать твою кончину. Убьет тебя лучший среди нас стрелок. Вот он, смотри, он плачет, он просит тебя о прощении. Это произойдет так быстро, что ты ничего и не почувствуешь. Тебе не нужно объяснять, что мы не можем кормить тебя вечно. Мы достаточно сделали для тебя — теперь твоя очередь пожертвовать собой ради нас. Попроси бога зимой послать нам в изобилии выдр и соболей, а летом тюленей и рыбу. Не забудь наших наказов, ведь мы любим тебя, и дети наши тебя никогда не забудут». Удачливый охотник - медвежатник считается многократно породненным с лесом.
Еще одним важным культовым животным в мифологии угров является лось. Подобно священному медведю он так же рожден на небе, среди звезд. У него было шесть ног, и охотники не могли его дог­нать. И вот однажды мужчина Мое ре­шил сделать его доступным для челове­ка, чтобы использовать мясо в пищу, а шкуру - в хозяйстве. Мое надел быстрые лыжи, покрытые гладкой шкурой выдры, взял в руки саблю и помчался вслед за лосем. Долго бежал воин за своей жерт­вой от южных гор Урала и настиг устало­го зверя лишь на севере. Взмахом могу­чей острой сабли отрубил ему задние ноги, сказав при этом: «Если ты рожден для пищи человека, зачем тебе шесть ног?». Манси считают, что этот факт ска­зался на внешнем облике лося: его зад­няя часть стала выпуклой. Пятая и шес­тая отрубленные ноги упали недалеко от зверя. На небе это четыре тусклые звез­ды в два ряда по вертикали справа и чуть пониже ковша Большой Медведицы. С того времени люди и начали охо­титься на лося, он перестал быть свя­щенным. За принесенную пользу Мое так прославился, что его лыжня, проложен­ная во время погони, пролегла по небу. «Лыжная дорога мужчины Мое» (по-ман­сийски Мосхум ёсан лёх) - это известный нам «Млечный путь». Так как охотник очень торопился и комья снега от его лыж падали по обе стороны от лыжни, она получилась вся разбрызгана комочками снега - звездами.
Сам лось тоже виден на уральском небе: семь ярких звезд, называемых «Ян-гуй» (Лось). В нашем понимании это созвездие – «Большая Медведица». Судя по этой легенде, манси на Сред­ний и Северный Урал так же пришли из более южных районов. Причем мансийские племена шли вдоль уральских хребтов в том направлении, как тянется «Лыжня мужчины Мое» (Млечный путь): с юга на север.
В мировоззрении угров звезды на небе не без­лики и на небесном своде их столько, сколько людей на земле. Родился чело­век - появляется новая звезда. Если он в жизни будет значимым, выдающимся, то она горит ярко. Умер человек - его звез­да скатывается с неба. Увидевший па­дающую звезду манси обязательно плю­нет в ту сторону и скажет: «Нан ёлыл, ам нумыл!» (ты внизу, я вверху!). Это значит: плюнувший в ту сторону человек не же­лает умереть - пусть он видел сейчас не свою падающую звезду.
Судьбы угрских народов и природы так тесно перепле­тены друг с другом, что трудно определить границы каж­дой, например, две из четырех (пяти) душ человеческих представляются в виде птиц, более или менее реально существующих. Первая - душа сна, в виде птицы глухарки живет в лесу и приходит к человеку только тогда, когда он спит, вторая - живет на голове у человека.
Подготовил С. Пудовкин, историк-краевед
Tags: Космология
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments